Вардапет Ованес Ерзнкаци Плуз

ErznkatsiPluzВардапет Ованес Ерзнкаци (арм. Հովհաննես Երզնկացի) — армянский мыслитель и церковно-общественный деятель. Автор трудов по философии, грамматике, космографии, многочисленных поэм и песен. В своих научных работах касался также вопросов богословия и искусствоведения, вёл активную педагогическую и просветительскую деятельность. Родился примерно в 1230 году, в городе Ерзнке или её окрестностях. Был сыном священника. Начальное образование получил в родных краях, в частности в монастыре Сурб Минас. Продолжил обучение в Хор Вирапе, у Вардана Аревелци. В 1268 году получил степень Вардапета. В 70-х годах путешествовал по Армении и Киликии, занимался преподаванием и проповедничеством. За это время обрёл большую известность, был одним из самых почитаемых проповедников и учёных Армении. Поэмы писал на среднеармянском языке. Из церковных поэм особенна ценны его панегирики, один из которых посвящён Нерсесу Великому (1272 год), другой — Григорию Просветителю (1288 год).  Из стихов наиболeе известен «Ованес и Аша», рассказывающий о любви между автором и мусульманкой, дочерью кади, по имени Аша. В 1284 году в Тифлисе написал труд «О движении небес» (арм. «Յաղագս երկնային շարժմանն»), в котором изучена структура космоса, объясняется движение планет и звёзд (вокруг Земли) и некоторые природные явления, содержатся ряд сведений об Арктике.


ИЗ КАНОНА ГРИГОРИЮ ПРОСВЕТИТЕЛЮ

1

Плодоносная ветвь лозы истинной,
Бога-Отца десницей взращенная!
Народу скорбящему истекла из нее чаша радости,
Испив ее, вкусили мы радость духовную.

Излучаясь огнем Духа Божьего,
Ветер южный, весну предвещающий,
Растопил лед язычества,
И народы северные
расцвели Божественным знанием.

Новой радости райский сад
На земле армянской заложен
Кропотливым трудом твоим, о владыко Григорий!
Напоили сей сад текущие родники
Проповеди слова истинного,
И расцвел он цветами прекрасных саженцев.

Ты явился как свет небесный,
на земле воссиявший,
Солнце жизни осветило тебя своим блеском,
И рассеян был мрак,
над армянским народом сгустившийся,
И увиден был свет
благодати Божьего Духа.
2

Из колючего корня
распустилась роза, как солнце, алая,
Сладостным ароматом
наполнила землю армянскую,
И на нас снизошло
благоуханье знания.

На земле ты явился цветком сияющим,
Исцелитель душ наших, о владыко Григорий! —
Пальма сладостная, в доме Божьем взращенная,
Что веры плодами питает отроков.
3

Ты стал для Армении
очистительной солью,
без которой еда безвкусна.
Бдящий мужественно отче Григорий!—
На плечи твои, что носили законы Божьи,
Наложили тяжелые глыбы соли,
Этим снял ты с нас бремя грехов.

…О владыко Григорий!
Из страданий твоих
мы сплетаем тебе
в жемчугах и алмазах венец золотой.


 

ИЗ КАНОНА НЕРСЕСУ ВЕЛИКОМУ

1

Сокровенную тайну грядущих времен
Ты открыл святому Нерсесу,—
Пощади нас его мольбою!

Он по воле Царя небесного
Чашу смерти приял от земного царя
И был принят в небесный чертог светоносный.
2

Изначально из милости мир устроивший,
В своей милости давший Арама сынам
Пастыря рода царского,
Нерсеса, тобою избранного,—
Молитвой его нас помилуй!

Когда законы твои божественные
Преступили цари Армении,
Гнева божьего беды грядущие
Ты открыл святому Нерсесу,—
Молитвой его нас помилуй!

Ты, пречистою кровью пролитой
мир избавивший от проклятия!
Ради просьб святого Нерсеса
спаси нас от притеснителей,
избавь нас от беззаконных!
3

Сегодня духи небесные спасенью причастны нашему,
Радостно празднуют с нами.

Ибо нам явлены ныне
света богатства духовные,
солнца востока луч,—
Его, Нерсеса, заступничеством
одари, Господь, миром землю армянскую!


 

ИЗ ШАРАКАНА СЕМИ ПУСТЫННИКАМ

Вы — семь звезд ясных небосвода,
Душою чистой — Света храм,
Вы — в дар армянскому народу —
Пришли Всевышней волей к нам.
Вы — церкви башни боевые,
Армянской крепости бойницы,
Мы молим вас, отцы святые,
За нас пред Богом заступиться!

Войска персидские в сей час
Войною двинулись на нас,—
Совокупив Предтечи глас,
Который охраняет вас,
Молите Господа, чтоб спас
Страну, где ваша кровь лилась.

Взываем к вам, бойцы святые,
К вам, горним в облике земном,
Свидетели вечноживые,
Вы смерть прияли под мечом.
Родник обильный крови красной
К престолу Господа всечасно
В день вашей памяти течет
И перед Богом вопиет —
Да отведет от нас опасность!


 

Наш мир подобен колесу: то вверх, то вниз влечет судьба;
Верх падает, и вновь ему взнестись настанет череда.
Так плотник мастерит равно и колыбели и гроба:
Приходит сей, уходит тот, а он работает всегда.

Перевод В. Брюсова

 

Язык для речи служит нам, речь праведных — что злата звон.
Бог людям дал один язык, язык у змия — раздвоен.
И у кого два языка, один колюч, другой — червлен,
Становится сродни змее и всеми ненавидим он.

Перевод В. Брюсова

 

Подобен морю мир: сухим остаться, переплыв, — нельзя.
Как выплыл мой челнок в простор, того и не заметил я.
Вот я почти у берегов, но страшно мне подводных скал,
Чтоб вдребезги мою ладью один удар не разломал.
Но Господу я помолюсь — да ветр попутный Он пошлет,
Осветит мглу и утлый челн в благую гавань приведет.

Перевод В. Брюсова

 

Я, все грехи свои собрав, оплакал зло прошедших лет.
Шел к небу караван, и я, сложив грехи, пошел вослед.
Но ангел мой, представ, сказал: «Куда идешь ты, дай ответ!
В раю для тех, кто предстает с подобным грузом, — места нет!»

Перевод В. Брюсова

О безрассудный человек, проснись, опомнись же скорей!
Ты душу вольную отверг и, низкий раб своих страстей,
Пируешь за столом греха, смешав часы ночей и дней,
Глотаешь всё, что б ни нашел, жир набирая для червей.

Перевод О. Румера

 

ОВАНЕС И АША

Перевод Н. Гребнева

Что такое со мной случилось,
Что за тьма надо мной сгустилась?
Был я сталью, сталь искрошилась.
Был скалой, скала обвалилась.

Грудь колыша, стан изгибая,
Шла красавица молодая.
Повстречала меня — обернулась,
Увидала меня, встрепенулась.

Я с субботы на воскресенье
Шел из верхнего храма в селенье,
Нес кадило с пахучим ладаном,
Ты меня ослепила негаданно.

Шел, шептал я псалом Давидов,
Задрожал я, тебя увидев.
Чуть заметно ты двинула бровью,
Я — осекся на полуслове.

Я увидел тебя — отвернулся,
Но ты бросила яблоко спелое.

Я рванулся к нему, нагнулся,
Поднял яблоко красно-белое.

Я живу по Христову завету,
Мусульманин родитель твой.
Что же значит яблоко это,
Наземь брошенное тобой?

Ты сказала мне: «Семя гяура,
Не смотри на меня так хмуро!
Ничего, что отец твой священник,
Мой отец — мулла и кади.
Всё забудем мы во мгновенье,
Лишь прижмешь ты меня к груди».

Молит Господа мать Ованеса —
Пусть изгонят из сына беса.
Жжет она восковые свечи,
Шепчет в церкви такие речи:

«Пойте, дьяконы, «Бог, помилуй!» —
Может, сын опомнится милый.
Возгласите, отцы, «Аллилуйю» —
Жизнь спасите его молодую!
Он не знает Божьего страха,
Повторяет лишь имя аллаха,
В прегрешеньях своих не кается.
«Нет спасенья мне!» — убивается!

Отступись, мой сыночек, сдайся,
Повинись, помолись, покайся!
Проповедник во храме Божьем
Грех клянет твой, простить не может!»

— «Мать моя, я, твой сын и наследник,
Говорю, что неправ проповедник.
Если раз на Ашу он глянет —
Сам, как я, он безумным станет».

— «Отступись, мой сыночек, сдайся,
Помолись, повинись, покайся!

Слышишь, мать твоя плачет, старуха.
Неужель твое сердце глухо?»

— «Мать моя, я твой раб до могилы,
Ты вскормила меня, взрастила,
Но не жди, чтоб я отступился,
От любви мой ум помутился!»

— «Отступись, мой сыночек, сдайся,
Помолись, повинись, покайся!
Для тебя, любимого сына,
Присмотрю я дочь армянина.
Отступись, мой сыночек, сдайся,
Помолись, повинись, покайся!
Для тебя невеста найдется,
Что над верой твоей не смеется!»

— «Примирись ты, о мать дорогая,
Не гневись ты, меня ругая.
Тонок стан у Аши невинной,
Звонок голос ее соловьиный».

…А Аша пред отцом стояла,
Слезы горькие утирала.
Бил ее и корил кади:
С армянином, мол, не ходи!

…Ованес нашел ее вскоре.
«Ты, Аша, облегчи мое горе!
Я, стеная, в горах блуждаю,
Как свеча восковая таю».

Говорит Аша:
«Всё на свете
Я отдам, но чтоб быть с тобой.
Ты три раза вокруг мечети,
Взяв кольцо, обойди с муллой.
Примешь веру моих собратьев,
Станешь ханом в моих объятьях!»

— «Нет, Аша, хоть в твоей я власти,
Нам не будет с тобою счастья.

Я, исполнив твое пожеланье,
Обреку и тебя на страданье!
Лучше ты от своих законов
Отступись, Аша, а потом
Восемь выучи наших канонов
И псалмы в Писаньи Святом —
То, что, грешный, я сам позабыл
В час, когда тебя полюбил!»

— «Ростом малый, умом великий,
Будь моим, Ованес, владыкой.
Поведи меня, молодую,
В день пресветлый в Церковь Святую!
Я, твоей подчинившись Вере,
Не разувшись, открою двери,
И священник во храме Божьем
Пусть венец на меня возложит!»