Первый Вселенский Собор, Никейский, 325 г.

Соборное изложение веры.

Веруем во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца всего видимого и невидимого; — и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, единородного, рожденного от Отца, т. е. из сущности Отца, Бога от Бога, Свет от Света, Бога истинного от Бога истинного, рожденного, не сотворенного, Отцу единосущного чрез которого все произошло, как на небе, так и на земле, ради нас человеков и ради нашего спасения нисшедщего, воплотившегося и вочеловечившегося, страдавшего и воскресшего в третий день, восшедшего на небеса, и грядущего судить живых и мертвых; — и в Духа Святого.
Говорящих же, что было время, когда не было (Сына), что Он не существовал до рождения, и произошел из не сущего, или утверждающих, что Сын Божий имеет бытие от иного существа или сущности; или что Он создан, или изменяем, или преложим таковых предает анафеме кафолическая и апостольская Церковь.


О том, как надлежит разуметь три Лица в Едином Божестве Отца и Сына и Св. Духа.

Святой, великий и вселенский собор святых отцов, собравшихся в Никеи, чрез блаженного и святого Осию, епископа города Кордубы в Испании, сказал: „Божество не есть одно лице, как думают иудеи, но три лица, не по имени только, но по ипостаси между собою различающиеся; и это подтверждается многими свидетельствами из ветхого и нового завета. Ветхий, рассуждая еще плотским образом, представил Слово как бы говорящим, а новый прямо назвал Слово Богом: «В начале было Слово, и Слово было у Бога, и Слово было Бог» (Иоан. 1:1), и лицом, совершенным от совершенного. Сын есть Бог, не часть, но совершенный, также как и Отец, той же сущности, какой и Отец, родивший Его неизреченным образом. Вместе с Отцом и Сыном существует и Дух Святой, который имеет туже сущность и власть, как Отец и Сын. Итак мы должны исповедовать единое произволение, единое царство, единую силу, единое господство над всеми сотворенными существами, видимыми и умопредставляемыми, единое Божество и туже сущность Отца и Сына и Св. Духа. Не допуская смешения или разделения лиц неизреченной и блаженной Троицы, мы веруем, что Отец есть всегда истинный Отец истинного Сына, всегда сущий и пребывающий, и Сын — истинный Сын истинного Отца, всегда сущий и пребывающий, и Дух Святой — истинный Дух Святой, всегда сущий и пребывающий, — Троица нераздельная, неизреченная, веруем, что Она поистине не может быть понята умом и выражена словом, и имеет единое Божество и туже сущность. Так веруем мы сообразно с истинною чистотою догматов веры, преданною нам изначала от самого Господа чрез святых Его апостолов и древних святых отцов наших, сохранявших неизменно сию апостольскую веру, и готовы многочисленными свидетельствами божественных писаний подтвердить, что так надлежит веровать“.
Когда это было изречено бывшими на соборе, или, лучше сказать, Духом Святым чрез них, то защитники нечестия Ариева, (бывшие с Евсевием никомидийским и Феогнием), стали переглядываться с некоторыми наемными философами, славившимися красноречием, которых Арий приговорил быть защитниками своего нечестивого учения, когда шел с ними на святой вселенский собор. Ибо были тут многие философы, на которых надеялись противники истины: но и философы по справедливости прияли осуждение, вместе с наставником своего богохульства. Тогда на нем и на них исполнились слова Писания: «Так говорит Господь: проклят человек, который надеется на человека и плоть делает своею опорою, и которого сердце удаляется от Господа» (Иерем. 17:5). Поистине отступило от Господа богохульное сердце Ария, вступившего в борьбу с Богом, — отступило от Господа сердце и тех, которые приобщились его нечестию, и дерзают говорить, что Сын Божий есть тварь и создание, тогда как Он есть Создатель и Творец всех тварей видимых и невидимых.