Послание о посте

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Перевод Армена Меружаняна

Предлагаемые врачами снадобья и коренья растений излечивают лишь телесные боли, а слезы покаяния исцеляют раны грешной души, особенно, когда каешься через милостыню и милосердие к обездоленным.

Врачи примешивают к снадобьям многие коренья, которые прерывают болезнь, однако есть нечто более влиятельное при утешении боли. Также и в снадобьях покаяния существуют многие подвижничества для очищения от грехов. Важнейшее из всех добродетелей ради искупления грехов и исцеления недугов есть подаяние – подаяние со скорбью, стенаниями и жалостными слезами. Не медлите с этим, спешите с раскаянием удалиться от грехов и не оставляйте на завтра подаяние от вашего имения. Ибо крадется тот день, похищает нас день кончины и незрим уход из этого мира, внезапен он и неизбежен, не позволит взмолиться и просить, плакать и стенать, подать милостыню и покаяться. Он улавливает нас в сети, похищает, подобно льву, и подчиняет безжалостно, как пленника. Стонешь со слезами и сетуешь скорбно, но нет тебе в том пользы. Ибо, мешкая, час за часом утрачивал ты время покаяния, коим мог облегчить бремя грехов и очиститься от ила беззаконий, сопричислиться к сонму праведников, быть сыном Отцу небесному и наследником непреходящего блага.

И ныне поспешим покаяться – с чаянием желанного смягчения участи или в ужасе от ожидающих нас страшных мучений. Не укладывайте бремя на бремя и не умножайте боль на боль. Да не обманет нас сатана, внушая, что жизнь долга, да не обольстит нас во дни молодости, внушая, что можно покаяться в старости. Не будем ждать непростительного конца и неумолимых кредиторов, не уклонимся от труда и да не уйдем без платы. Но искупим свои прегрешения и покаемся в своих грехах, будем ревностно следовать мужеству храбрых и праведности добродетельных, чьи сердца святы, а мысли светлы, которые чисты от грехов и непорочны среди беззаконий, которые всегда мыслят о возвышенном и неустанно заботятся о небесном, которые при земном теле имеют ангельское бытие, которые не имеют нужды в указующих книгах и наставляющих примерах, ибо направление их мысли и добродетельная жизнь превыше книг.

Таким образом, если сравним дела наши с делами наших блаженных предков, то узрим свою бедственность и доблесть первых святых. Они посвятили свои души любви к Христу, возвысились над своим имуществом и отчизной. Ради богопочитания они оставили родителей, жен и детей, лишь бы не лишиться Бога. А мы, мнящие о себе, не таковы. Мы делаем все ради удобства своего тела: обогащаемся и ставим свои любимые вещи выше заповедей Божиих. И что мы считаем любимым? – Садовые саженцы и огородные растения. Деревья в саду, винные кувшины и ничтожные сосуды мы чтим и уважаем больше, чем любовь к Богу.

Их преследовали, их волокли по земле, их порицали, в оковах бросали в застенки за Христа, а мы за Христа и порицания не слышим, и хулу супостата не переносим, и гнева брата своего не утешаем со сладостью, но тем более ожесточаемся против него.

Опять же ради Христа мы не укрощаем свои плотские желания оковами воздержанности, ради Христа мы не заточаем себя на весь день в своем доме, чтобы слезами угасить пламя своих грехов, и воздержанием, как стальными когтями, соскрести с себя гнойник неправедности.

Они любили своих врагов, мы же ненавидим даже своих близких. Они благословляли своих гонителей, мы же злословим своих близких. Они раздавали полученное от отцов имущество, мы же стремимся приобретать все, чем не владеем. Они из земного перешли в небесное, чтобы пребыть в ангельском духовном служении, мы же из небесного бытия попали на землю и стали служить преисподней. Они, исполняя заповеди Христовы, поселили в себе Бога, мы же, презрев Его заповеди, превратились в жилище для очернителя – сатаны. Ибо в поле, закусив удила, мы сбросили с себя сладостное бремя, вскинули на плечи легкую ношу и необузданно скитаемся по земле. О великое бедствие! о горькая оторопь! ибо далеки мы от прямой стези и лишены добродетельного жития, запутались в силках врага и замешены на грязи порока. Нуждаемся в назидании, поучении и наставляющих примерах, дабы ужаснуться перед страшной угрозой лютого пламени и узнать примеры бедственных пороков, познать духовное через телесное и постигнуть незримое через видимое, покаяться от страха ужасающих страданий и с жаждой непреходящих благ.

Чтобы раскаяться в боли, причиняемой ранами души, следует взять за пример боли, причиняемые болезнями телесными, когда недомогающий сетует на неудобства, вызванные телесной хворью, горько плачет по причине обострения временных хворей, сокрушается от страха перед ужасными бедствиями, непрерывно стонет, и глас его стона и мольбы вызывает жалость даже у жестокосердных. Ибо из-за острой боли человек даже любви ближних не радуется, и на ненавистных врагов не гневается, и негу жизни забывает, и к наслаждению красотой не восприимчив. Из-за мучительной боли он пренебрегает лучезарной славой целого мира и только скорбит, обливается слезами и заклинает скорбно. Он горестно молит лишь об избавлении от скорбей, из-за чего многие из ближних, жалея его, плачут и спешат на поиски врачей и снадобий, чтобы хотя бы на краткое время успокоить его боль, а чтобы рассеять причиненную болью тревогу, обещают плату врачам и приобретают лекарства.

Все эти невзгоды созданы для тленного тела, которое хоть и лечится, однако должно умереть. Что же предпринять от вечных болей в ужасающем геенском пламени, хранящемся наготове для пораженных различными болями наших душ, которые вечно хворают в грехах и обреченно попадают в скверну прегрешений? Беззаконие наших грехов вечно изъязвляет, ранит нас, страдания и боль от наших бедствий терзают нас чрезмерно. Но мы не стенаем, не сетуем и не молим Бога неустанно, не оплакиваем боль наших грехов, не омываем раны своих прегрешений и не оплакиваем свои беззакония и горести бесконечных страданий, но умножаем свои раны и не проливаем на них бальзам раскаяния, не ищем врачей, не добываем снадобий, не продаем своего имущества, не обещаем платы ради исцеления своих тяжелых ран и ужасных пороков своих прегрешений, в то время как страдают от боли не только наши кишки и чрево, но изъязвлено ранами грехов все наше тело. Глаза наши гноятся от беззастенчивых, блуждающих взоров, уши наши ноют от вкушения непотребного, языки наши болят от злословия и лжеобещаний, сердца наши недомогают от недобрых желаний и скверных советов, руки наши больны грабежами и лишениями, ноги больны от хождения на праздные игрища и в непристойные места, все тело наше наводнено грехами и отекло от беззаконий.

Итак, мы всеми своими членами погрязли в боли и грехе, мы не приближаемся к целителям душ и не просим у них лекарства для покаяния, мы страдаем от порочных грехов и не лечимся слезами покаяния. Не очищаем скорбью горький гной своих грехов, не омываем слезами зловоние. Если здесь не излечим их молитвами, постом и подаянием, там перед нами восстанет грозное, неугасимое воспламенившееся кострище геенны, нас готовы принять текущие реки огненной лавы, сгустившийся мрак преисподней, неумолимые палачи и горестные страдания, множественные горькие терзания и великие бедствия непростительных грехов, которые ждут нас в грозный день Суда.

Таким образом, все это ожидает нас, а мы безбоязненно тешимся в неге и грешим, полностью погрязнув в земной жизни, беспечно делаем все, что хотим: едим, пьем, спим беззаботно, накапливаем, словно мы бессмертны и вечны, и не задумываемся о том Дне, не вспоминаем ни об ужасах Суда, ни о вечном горьком бесчестье. Не думаем вовсе и о том, что нам предстоит переносить после смерти, не задумываемся с великими предосторожностями и вечным страхом о битве лукавого сатаны, который извечно тайно борется с нами и ранит нас незримо. Мы не чувствуем уязвляющих ударов его свирепых стрел и не остерегаемся их, но беззаботно упиваемся своими желаниями и нежимся безбоязненно. Мы живем в такой лени и беспечности, словно не существует ни страданий, ни геенны, ни ужасного Судии, ни следствия, ни неумолимого судилища, и словно нам не будет представлен счет за наши помыслы, наше бытие и наши пустые слова.

Леность происходит от козней сатаны: он сопровождает нас на всем протяжении нашей жизни, расставляя смертоносные сети. Ибо сатана мучает не только злом, но и добрые дела обращает ко злу, и когда застает человека за добрым делом, расставляет перед ним силки смерти. Тем, что ты считаешь ничтожным и не спешишь покаяться, он и губит тебя.

Он губит соблюдающего пост, вынуждая его воздерживаться лицемерно и напоказ; молящегося – восставляя его пред Богом пренебрежительного и рассеивая его мысли; милосердных губит, отвлекая их от посещений больных.

Сатана губит и монахов, вынуждая их обучать лицемерно, если они обучают воле Божией без трепета.

Сатана губит и псалмопевцев, если те не остерегаются злого порока тщеславия, но исполняют напоказ и ради похвалы, не вещают о заповедях Божиих и не поют благословения Ему, не воздают хвалу Богу как воспевающие Его.

Сатана губит и слушающих, принуждая их слушать с ленью и пренебрежением заповеди Божии и слова учения.

Сатана губит и занятых тяжелым трудом, вынуждая их роптать, мнить о себе, и рассказывать всем о своих заслугах, о том, какие усилия требует сделанное ими. Таковые не обретут покоя, как заслуженные, но будут порицаемы, как ропщущие и осужденные.

Сатана губит и богатых, которые бывают бойки лишь при накоплении, но не при подаянии нищим, – таковые не спасутся благодаря своему имуществу, но будут осуждены, как жестокосердные и алчные.

Сатана губит и неимущих, вынуждая их стенать и роптать и не воздавать благодарение Богу, желающему обогатить их в вековечности.

Сатана губит ремесленников, если те берут плату сверх сделанного, либо в зависти и ревности к своему ремеслу и таланту не обучают тех, кто просит обучить. Таковые будут осуждены как убийцы талантов.

Сатана губит князей, которые, пользуясь своей властью, в ожесточении сердца угрожают простолюдинам либо ради придания величественности своей наружности или дачи взятки грабят праведных.

Губит мытарей, если те требуют сверх повеленного царем и притесняют притесненных… и раздувается огонь геенский.

Таким образом, сатана готовит для них смертельную западню, удаляя от праведного бытия и богоугодной жизни. Злые плоды и беззаконная мзда, через которую они полагают наследовать царствие, обернется сплошными страданиями. Сатана настолько обокрал и одурачил нас, что заставляет грешить даже при молитве, посте и подаянии. А мы не удосужимся отряхнуть от себя сатанинский дурман и примириться с Господом через молитвы и покаяние. Ибо покаяние может обелить почерневшего от прегрешений, очистить упавшего в грязь, просветить помраченного грехами и развеять стога беззакония. В этом смысле сатана приближается к тому, кто желает покаяться, и утяжеляет его мысли, дабы тот не соглашался каяться. Ибо знает, что если начало будет прямым, то и муки раскаяния покажутся сладостными. Посему он в самом начале покаяния использует все уловки, вызывая лень и откладывая его со дня на день.

Зная об этом, поспешим приступить к покаянию. Оно лишь вначале кажется тяжелым, затем дело облегчается, протекает сладостно и желанно. Подобно тому, кто, впервые желая изучить алфавит, сначала не смеет следовать за чтецом и даже повторять названия букв, но произносит запинаясь и раздельно, а уже потом, связывая букву с буквой, составляет слоги, так и покаяние: терпишь лишь в самом начале, затем через исповедь принимаешь просвещающие разум милости, познаешь трепет страданий и через трепет обретаешь горькие слезы, горечь научает соблюдать пост, который ведет к молитвам, молитвы приводят к подаянию, и постепенно, ступень за ступенью, легко восходишь в небеса.

Однако при желании можно оправдаться и одним из них, ибо многие спаслись лишь через покаяние, иные спаслись через печаль и скорбь, другие покаялись через власяницу и пепел, иные примирили с Господом плач и слезы, другие покаялись через пост и молитву, иные приняли милость Божию через подаяние, другие обрели покаяние в человеколюбии и служении неимущим, некоторые приняли отпущение грехов через кротость и смирение. Подобно тому, как различны пути греха, так различны и снадобья покаяния, которыми можешь исцелиться от всех болезней греха – не числом лет и продолжительностью времени, а лишь истинным покаянием, и оправдаться, удалившись сердцем от зла.

И зная все это, искупим свои грехи покаянием, ибо скверну греха осудят не только в день грозного Суда, но уже здесь. И живет человек, бродя крадучись и боясь других, подозревая знакомых, стыдясь ближних, бранимый врагами, среди судейских угроз, страшась тюрьмы и кары, осуждаемый заповедями Божиими и трепеща от ужаса страданий.

А отправившись туда, кто может поведать о вечных, бесконечных страданиях, где горят и сгорают от стыда и укоризны?

Между тем, плоды покаяния вкушаешь не только на небе, но уже здесь принимаешь со стократным веселием, беззаботно, почитая заповеди, с радостью без угрызений совести, не избегая людей, не сомневаясь в знакомых, не бранимый врагами, не стыдясь ближних, смелый на площадях, безбоязненный к судьям, непричастный к горестям, с чаянием мирной жизни, легкой смерти, вечной вожделенной неги. И какие уста способны поведать о неизбывных радостях и наслаждениях, кои там?

Итак, такова плата за праведность, таковы плоды покаяния. Посему и не страшись из множества своих грехов перейти к покаянию. Лишь пади пред Богом: Он не судья, но Врач, не казнящий палач, но милосердный Отец. Он выйдет тебе навстречу, как блудному сыну, падет на шею раскаявшемуся тебе. Отец небесный целует тебя, прижавшись устами к твоим глазам, повелевает одеть тебя в первый наряд невинности, обувает тебя, вновь укрепляя против яда врага. На Литургии ты вкушаешь Тело Сына Божия, вместе с тобою наслаждаются отборные служители, и все святые танцуют и воспевают твое отвращение от блуда.


Источник: официальный сайт Армянской Апостольской Церкви (РОССИЙСКАЯ И НОВО-НАХИЧЕВАНСКАЯ ЕПАРХИЯ СВЯТОЙ АРМЯНСКОЙ АПОСТОЛЬСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ).

1 Ответ

  1. Февраль 9, 2015

    […] — Послание о посте […]