Толкования на «Первое послание к Коринфянам».

Толкования на «Первое послание к Коринфянам».

Когда Евангелие чрез Павла достигло Коринфян, и они получили Духа, ими овладело надменное тщеславие из-за благодатных даров Духа. И каждый из них начал стараться о том, чтобы привлечь к себе ближнего своего. Как только учитель приобретал какого-либо ученика, он тотчас же спешил крестить его, дабы кто другой не предупредил крещением его и не назвал его своим именем. Хотя и новое учение проповедовали эти люди, но предпочитали прежний образ поведения. Правда, секты различались по обетам, так что школы Платона и Аристотеля не имели таких обетов, однако же и у тех, и у других остался тот же нрав разномыслия. Так, между начальниками их и учителями был один еврей, и он, величаясь над товарищами своими, предавался гордости; другой отличался мудростью; иной был богат и раздавал щедрые милостыни. Один был одарен пророчеством, другой родом языков, третий толкованием языков, а иной превосходил другого тем, что терпел за Евангелие преследование и мучение. И тогда как каждый из этих учителей высокомерно величался тем, что имел, ученики их еще более, чем они, превозносились той похвальбой своих учителей.

Потому апостол со смирением написал им, говоря так:

Глава 1

(Ст. 1). Павел Апостол Иисуса Христа волею Божиею, которая совершена ради обращения вашего, и Сосфен брат. Участником своим в послании апостол соделал брата, дабы научить их, что если брат ради смирения Павла так превознесен, что вместе с апостолом его имя написано в послании, то насколько более подобало им быть равными и единомысленными между собой, когда они находятся почти в одинаковом положении.

(Ст. 2–3). Церкви Коринфян, которая была нетверда, со всеми призывающими имя Господа нашего Иисуса Христа во всяком месте, то есть не утвердившимися еще (в вере).

(Ст. 4). Благодарю Бога моего всегда за то, что вы нимало не уступаете во всякой благодати, данной другим Церквам. Но вот одного нет у вас — ожидания откровения Господа нашего, чтобы чистыми и непорочными оказаться нам в день тот.

(Ст. 10). Умоляю вас, братия, чтобы одно и тоже говорили (слово имели) вы все, и не было у вас разделений, но будьте все в одном и том же разуме и в одном и том же мнении; вместо того, чтобы как теперь иметь разные мысли.

(Ст. 11). Ибо известно стало мне о вас, братия, от Хлоиных, которые известили меня не для того, чтобы обвинить вас, но потому, что сокрушались о вас. Итак, известно мне, что споры есть между вами.

(Ст. 12). Вот о чем говорю: некоторые из вас говорят: «мы Павловы», — а некоторые: «мы Аполлосовы». Здесь апостол также уничижает себя, более чем Аполлоса, дабы устыдить тех, кто высокомерно превозносились друг над другом, ибо назывались не именами Павла, Аполлоса и не именами Петра и Христа, но именами учителей своих. Итак, не желая смущать их и объявлять всему миру имена их, опустив их имена, написал свое, имена сотоварищей и Самого Господа всех, дабы, после обличения и порицания, они обратились к смирению и кротости.

(Ст. 13). Неужели, говорит, Павел распялся за вас, или во имя Павла вы крестились, если уже так тщеславно хвалитесь именем Павла?

(Ст. 14–17). Благодарю Бога, что никого из вас я не крестил, ибо только двоих из вас я крестил, дабы вы знали, что я совершил крещение именем Христа.

(Ст. 17). Ибо не послал меня Христос крестить немедленно и с поспешностью, как делаете вы, но благовествовать, не в премудрости слова, как тоже некоторые из вас высокомерно величаются ею, ибо если вошла премудрость, то упразднится сила Креста, — та сила, которая без премудрости возобладала между всеми язычниками.

(Ст. 18). И (ибо) хотя для Греков, во след премудрости блуждающих, слово о Кресте глупость есть, но для нас, спасаемых, которые чрез него одарены жизнью, Божия сила есть.

(Ст. 19). Но дабы не подумать нам, что я отверг премудрость потому, что совсем не понял ее, послушайте нечто из Писания о том, что прежде, чем я презрел ее, отринута была она по пророчеству Духа, ибо написано: погублю хитрость хитрецов и мудрость ученых отвергну (ср.: Ис. 29:14).

(Ст. 20). Итак, где мудрость, которая гордится? Или книжник, который хвалится? Или изыскатель, который исследует хитростью и остроумием изыскания сего века? Ибо, вот, глупою сделал Бог, то есть отверг и презрел Бог мудрость сего мира (ср.: Ис. 33:18).

(Ст. 21). Поелику в Божией мудрости (Божией мудростью) не познал мир мудрость Божию, то ныне благоволил Бог уже не чрез мудрость, а чрез глупость, то есть чрез простоту сей проповеди спасти верующих.

(Ст. 22). Поелику и Иудеи знамений требуют, а не мудрости школы Платона; а язычники мудрости ищут более, чем чудес.

(Ст. 23). Мы же проповедуем Христа распятого — Иудеям, требующим чудес, это соблазн, то есть Его страдание, а язычникам, ищущим мудрости, это глупость.

(Ст. 24). Самим же призванным, из Иудеев или из язычников, Христос есть Божия сила и Его (Божия) мудрость. Сила Бога есть Он, потому что ниспроверг всех идолов; также и мудрость Его есть Он, ибо посредством мира привлек и укротил свирепость язычников.

(Ст. 26). В самом деле, возьмите себя в пример (именно) призвание ваше: ведь (ибо) немногие мудрецы есть среди вас по плоти, ибо если бы мудрости была какая-либо нужда, то (Христос) избрал бы софистов (разумников), а не рыбарей; также сильные и знатные многие суть из вас.

(Ст. 27). Но избрал неученых, дабы посредством их посрамить мудрецов, преисполненных заблуждениями, и безсильных избрал, чтобы чрез них посрамить сильных, попранных похотями.

(Ст. 28). И незнатных избрал и уничиженных и тех, кои не были (ничего не значащих), чтобы похвальбу гордыни того, что есть (значащее), упразднить.

(Ст. 29). Дабы не хвалилась никакая плоть тем, что отвержено в очах Бога (пред Богом).

(Ст. 30). От Него и вы есте во Христе Иисусе, Который соделался для нас мудростью, если, конечно, по дару благодати Его мы говорим, — и правдою нашей, поскольку оправдываемся при Его помощи, — и искуплением нашим, так как мы получили спасение чрез смерть Его, — и освящением нашим, ибо крещением Его мы очищены (от грехов).

(Ст. 31). Дабы Им Одним только хвалиться нам, как написано: хвалящийся, Господом да хвалится (ср.: Иер. 9:24).

Глава 2

(Ст. 1). И я, когда приходил к вам, братия, не в превосходстве речи, то есть не с мудростью риторов и не с искусством поэтов возвестил я вам тайну Божию.

(Ст. 2). И не разсудил я в уме своем, чтобы мне знать что-либо более, кроме Иисуса Христа, и Сего (притом) распятаго.

(Ст. 3). И я в немощи и страхе и трепете многом, а совсем не в гордости и похвальбе, был у вас.

(Ст. 4). И речь моя и проповедь моя не в обольстительных мудрости словах, но в делах духа и силы, то есть в делах (доказательствах) из Писаний Духа и в силе чудес.

(Ст. 5). А это я делал для того, чтобы вера ваша не была (состояла) в мудрости человеческой, но в самой силе Божией.

(Ст. 6). О мудрости мы говорим не с детьми, но с совершенными: и о мудрости не сего века и не начальников сих времен, которые должны быть упразднены.

(Ст. 7). Но говорим о Божией мудрости в тайнах сокровенных, то есть чрез тайны, которые прикровенно указаны были у пророков; истина (исполнение) сокрыта была в Боге, коих предызбрал (предопределил) Бог во славу Свою прежде веков, — то, что прежде мира решение было в Совете Божием, имевшее исполниться в конце времен.

(Ст. 8). Которую никто из начальников, то есть никто из священников, не познал; ибо если бы познали, никогда Господа славы не распяли бы. Это то же, что говорили апостолы: знаем, что по обману и обольщению [греч.: «по неведению»] вы это сделали, — обратитесь же и покайтесь, и никто не вменит вам это во грех (Деян. 3:17, 19).

(Ст. 9). Но как написано: чего глаз не видел и ухо не слышало. — Где же это написано? Нигде, кроме самого Евангелия Господа нашего, когда Он сказал, что цари и праведники желали видеть, что вы видите, и не видели, и слышать от Меня, что вы слышите, и не слышали (ср.: Мф. 13:17. Лк. 10:23).

(Ст. 10). Нам же открыл Бог чрез Духа Своего. Или чрез чудеса, совершенные чрез них, или же чрез то, что сказал (Господь): Духа Утешителя пошлет к вам Отец Мой во имя Мое, Он научит вас всему (ср.: Ин. 14:26). Ибо, говорит, Дух все исследует, то есть открывает.

(Ст. 11). Ибо кто из людей знает, что в человеке, кроме духа человеческаго, сущаго в нем? Так и Божие (открывается) чрез Духа Божия, чрез Которого мы становимся способными понимать Его тайны. (Ст. 12). Мы же не иного (мира сего) духа приняли, но Духа (сущего) от Бога, дабы чрез Него знать дарованное нам от Бога.

(Ст. 13). Не только дела наши духовны, но также и то, что проповедуем, — это не есть ученая мудрость человеческая, но учение Духа, ибо чрез духовные дела проповедуем вам и с духовными наш дух сравниваем, то есть говорим вам, которые говорят на языке Духа.

(Ст. 14). Люди животные [греч.: «душевный человек»], не восприяв Духа, считают это глупостью. Это то же, что сказал: не бросайте жемчуг пред свиньями (ср.: Мф. 7:6). И не могут разуметь, поелику духовно исследуется (это), то есть чрез духовного человека осуждается.

(Ст. 15). Духовный же человек, в котором совершаются дела Духа, хотя все исследует, сам же ни от кого не исследуется.

(Ст. 16). Ибо кто познал ум Господень, кроме того, кто будет причастником его? Подобно тому, как прежние праведники, которые, как говорят, были участниками богопочтения (почитали Бога, а потому), волю Божию познали. И мы также своим участием в страданиях Христа приняли ум Христов.

Глава 3

(Ст. 1–2). Но хотя вы имеете в себе дела Духа, однако я не мог вам говорить как духовным людям, а как младенцам, которые начинают слушать Евангелие, во Христе молоко вам дал в питье, а не твердую пищу, потому что вы плотяны.

(Ст. 3–4). Ибо когда между вами зависть и спор из-за умножения и увеличения слушателей и из-за названия их именем каждого из вас, то не платяные ли вы?

(Ст. 5). Даже мы, ваши учители, что мы такое? Не служители ли, то есть посредники, чрез коих вы уверовали?

(Ст. 6). Ибо хотя я насадил, Аполлос полил, но Бог возращение дал.

(Ст. 7). Итак, не от учителей ваших и не от ваших наставников, но от Бога возращающего.

(Ст. 9). Божий ведь, (ибо) мы сотрудники и все мы к одному стремимся — угодить чрез вас Богу.

(Ст. 10). По благодати Божией, данной мне, как мудрый строитель, основание положил я, то есть строитель — Дух.

(Ст. 11). Основание же есть сама вера, и кроме того (основания), которое я проповедал вам, нет другого.

(Ст. 12–13). Если же кто надстраивает на этом (основании) добрые дела, как золото, или (наоборот) учение превратное и постыдные дела — как солому, то огонь, испытатель великого дня, испытает дело то.

(Ст. 14). Ибо чье здание останется, тот награду за здание свое в Царстве получит.

(Ст. 15). А чье здание сгорит, тот потерпит вред, то есть мучение, ибо хотя воскресение воздвигнет его и оживит, так однако жалко он оживет, что как бы чрез огонь (в огне).

(Ст. 16). Не знаете ли, что храм Божий (есте) вы, и Дух Бога посредством дел живет в вас?

(Ст. 17). А если кто храм Божий повредит ненавистью, блудом и другим подобным этому, — погубит того Бог, ибо храм Божий свят, что (каковые) есте вы.

(Ст. 18). Итак, никто себя да не обманывает, пусть не думает, что не получит никакого наказания тот, кто вносит порок в тело свое, которое посредством даров благодати удостоено быть жилищем Духа. Итак, если кто из вас подумает, что я (он) мудр в сем веке, то не только таковой нимало да не похваляется этим, но даже еще глупым да будет, то есть простым и невинным, дабы быть мудрым в Господе.

(Ст. 19). Ибо мудрость сего мира глупость есть, то есть отвержена у Бога; ибо так написано: уловляет мудрецов в хитрости их (ср.: Иов. 5:13), то есть Тот (уловляет), Кто судит их по помышлениям их.

(Ст. 20). И: Господь знает умствования мудрецов, ибо хотя они и считают эти мудрования остроумными и глубокими, но они суетны (Пс. 9311).

(Ст. 21–22). Итак, никто да не хвалится людьми, так как только это одно (суетность) принадлежит им. Ибо все ваше, не люди только, но также невидимое и видимое, приготовленное вам.

(Ст. 23). Итак, поскольку все наше, да будем мы Христовыми, как Христос — Божий.

Глава 4

(Ст. 1). Так нас да считают люди, как служителей Христа и домостроителей тайн Божиих, а потому не называйтесь именем кого-либо из нас или из других.

(Ст. 2). А от домостроителей впрочем требуется (именно то), чтобы верным каждый оказался.

(Ст. 3). Для меня же даже за поношение служит [русск.: очень мало значит; слав.: не велико есть], чтобы я вами судим был [16], или когда-либо сыном человеческим [17].

(Ст. 4). Но хотя я знаю, что нисколько не обвиняюсь вами, и моя совесть (дух) ни в чем не упрекает меня, однако не этим, то есть не тем, что моя совесть (ум) нисколько не обличает меня, уже оправдан я, ибо не совесть (ум) моя есть мой судья, так как судящий меня Господь есть.

(Ст. 5). Поскольку же Он оправдывает меня в сознании или совести, то посему прежде времени не судите меня, пока приидет Господь, Который и осветит сокрытое, втайне соделанное, и откроет намерения сердечныя, и тогда похвала будет каждому объявлена от Бога Судии.

(Ст. 6). Это я переложил на себя и Аполлоса ради вас, чтобы от нас вы научились так же, как и мы, не мудрствовать более, нежели написано, то есть не хвалитесь мудростью, ибо написано о ней, что она есть глупость пред Богом, — и как ей, так и всем прочим, да не надмевается один пред другим.

(Ст. 7). Ведь кто же (как) отличит то, что ты имеешь, если ты получил даром и по благодати? А если чрез дар получил, то что хвалишься, как будто бы это было твое?

(Ст. 8). И что значит полученное вами, в сравнении с тем, что получили апостолы? Уже при малых дарах, полученных вами, вы насытились и обогатились и без нас, то есть при нас (при нашей жизни) царствуете. Хорошо бы вам царствовать с ними (апостолами), дабы и нам, имеющим эти дары, с вами царствовать.

(Ст. 9). Снова апостол уничижает себя и своих товарищей, чтобы смирением своим рассеять гордость, которой обуревались Коринфяне. Ибо думаю, говорит, что Бог нам Апостолам в последнее время [греч.: «последним»] показал истину, как бы осужденным на смерть, потому что, вот, зрелищем стали мы миру и Ангелам и людям, то есть для язычников, священников и евреев.

(Ст. 10). Мы глупы [в мнении мира] ради Христа, а вы разумны во Христе, то есть вы — в слове, а мы — в безчестии..

(Ст. 11). Даже до нынешнего времени (до последнего часа) терпим и голод и жажду.

(Ст. 12). И работаем руками своими. И не этим только одним сделались мы примером для них, но также и другими делами нашими.

(Ст. 13). Хулили нас, а мы благословляли их. Поистине, как бы посмешище какое выставлены мы пред миром этим, мы попираемся всеми.

(Ст. 14). Но это я пишу не для того, чтобы устыдить вас, когда противоположное уже совершается у вас, но чтобы вы подражали нам, как дети.

(Ст. 15). Знаете ведь, что чрез Евангелие я вас родил.

(Ст. 17). Для сего я послал к вам Тимофея, который вам напомнит пути мои, то есть чтобы он сообщил вам о делах моих, кои во Христе суть, дабы знать вам, что как поступаю, так во всякой церкви и учу.

(Ст. 18). Некоторые из вас возгордились друг над другом, и думают, что я не приду и не смирю их.

(Ст. 19). Но приду скоро и узнаю не слово возгордившихся, но силу их.

(Ст. 20). Ибо не в слове имеем Царство Божие, но в силе терпения.

(Ст. 21). Итак, чего желаете? с жезлом придти мне к вам, со строгостью то есть, или с кротостью?

Глава 5

(Ст. 1). Вот, у вас появился блуд, и такой, какого нет у язычников, хотя вы и превозноситесь друг над другом, так что именитейший сын жену отца своего имеет.

(Ст. 2). А вы возгордились и превозноситесь духовными дарами своими, которые имеете. Почему же не предались плачу и не опечалились с бичеваниями и постами, чтобы изъят был из среды вас или этот грех, или виновник этого греха?

(Ст. 4). Итак, соберитесь, и я с вами в духе, с силою Господа нашего, Который среди вас есть.

(Ст. 5). Предать такового сатане во измождение [«в пагубу», для разрушения, уничтожения] плоти, чтобы дух спасен был в день Господа нашего Иисуса Христа, то есть чтобы был отлучен от них и да предастся во власть дел своих, чтобы прочие спаслись от погибели его. А если обратится он и совершит покаяние, то пусть опять примут его. Иначе (то есть если не покается) после отлучения его да увещаваются другие, чтобы не подражали ему.

(Ст. 6). Нехороша похвальба ваша, ибо вот до чего довела вас.

(Ст. 7). Очистите в себе закваску зла, чтобы быть вам новым тестом во Христе, так как вы безквасны, ибо и Пасха наша не агнец убитый, но заклан Христос.

(Ст. 8). Итак, да празднуем не в квасе ветхом, то есть не в делах закона, и не в делах лукавства, но в опресноках правды, то есть в делах правды и истины.

(Ст. 9). Написал я вам в послании: не сообщайтесь с блудниками.

(Ст. 10). Не вообще с блудниками сего мира или лихоимцами, иначе надо бы было из мира выйти.

(Ст. 11). Но если кто братом, назовется, и будет блудником или лихоимцем и тому подобное, — то с таковым не сообщайтесь.

(Ст. 12). Ибо что нам о мирских людях судить? Которые внутри (вас) суть, тех судите.

(Ст. 13). Тех же, кои вне, Бог в день Свой будет судить и изымет зло из среды вашей в лице совершителя зол, который отлучается от среды вашей.

Глава 6

(Ст. 1). Как смеет кто из вас, дело имея к другому, оставлять святых и судиться у отличающихся лихоимством сынов мира?

(Ст. 2). Или не знаете, что святые мир будут судить, — то есть что чрез них сей мир будет судим? И если вами будет судим мир весь, то неужели вы недостойны судить маловажные тяжбы?

(Ст. 3). Или не знаете, что Ангелов судим? О товарищах своих, апостолах, говорит, которые судят священников, названных Ангелами. Если великие судища будущие переданы нам, то не тем ли более земные тяжбы сего мира?

(Ст. 4). Итак, если житейские тяжбы будете иметь между собою, то ничтожных из народа поставляйте для суда.

(Ст. 5–6). К стыду вашему сказал я это, призывая вас к суду ничтожных людей. Почему тот, кто мудр между вами, не творит суда между братом и ближним его? Потому воздержались бы они ходить судиться у неверных.

(Ст. 7). Уже и то весьма как бы унизительно и постыдно есть в вас, что тяжбы имеете друг с другом. Ведь если обиду получите, поступайте так, как повелено вам; если когда оскорбят вас, прощайте, как заповедано вам, и не вступайте в суды друг с другом (Мф. 5:38–42).

(Ст. 9–10). Или не знаете, что лихоимцы и блудники и все, которые совершают подобные этим деяния, Царства Божия не получат во владение (не наследуют)?

(Ст. 11). И из вас такими когда-то некоторые были, но омылись, освятилисъ и оправдались. Итак, да не возобновляется это снова в вас.

(Ст. 12). Все мне можно употреблять в пищу, но никто из-за яств да не властвует надо мною [буквально с греч: «но не должен я быть во власти у кого-либо»].

(Ст. 13). Пища для чрева установлена, и чрево требует питания. Бог же пищу и потребности чрева уничтожит [c греч. буквально: «соделает недействительным», «упразднит»]. Также и тело назначено не для блуда, но для Господа, чтобы Он обитал в нем, и Господь для тела, чтобы освятить его и обитать в нем.

(Ст. 14). Бог же, Который Господа из мертвых воскресил, также и нас с Ним воскресит силою Своею, то есть чрез Христа Своего.

(Ст. 15). Не знаете, что тела ваши члены суть Христовы, которые Он искупил и в которые вселился? Итак, взяв члены, в которые Христос вселился, соделаем ли тело для блуда?

(Ст. 16). Или не знаете, что (совокупляющиеся) одним телом названы в законе: будут одним телом [греч.: будут двое в плоть одну. Тело вместо плоть — это особенность сир. перевода (см.: 2 Кор. 4:10–11)] (ср.: Быт. 2:24).

(Ст. 17). Но когда соединяемся с Господом нашим, один дух бываем.

(Ст. 18). Будем бегать блуда. Всякий грех, какой совершит человек, хотя бы и подвергал его второй смерти (Апок. 2:11. 20:6, 14), однако же вне тела его есть. Так, кто убивает или ворует, тот нимало не соединяется чрез убийство или воровство (с тем или другим человеком). Но кто блудит, у того не только ум (душа) прилепляется к встретившейся ему женщине, но соединяется также и тело его, почему и сказано было: будут двое плотью одной. Итак, блудящий против тела своего грешит, ибо тот, кто незадолго пред тем был членом Христа, чрез блуд делается членом блуда.

(Ст. 19). Или не знаете того, что тела ваши храм суть Духа Святаго, Который обитает в вас? [буквально с греч.: храм сущаго в вас Святаго Духа]. Сначала сказал: не знаете ли, что тела ваши суть члены Христовы, — а потом присоединил еще сюда: не знаете ли, что тела ваши суть храм Духа Святаго, Который обитает в вас, — дабы показать именно то, что люди соделаны жилищем и обиталищем Троицы. Это то же, что говорил Господь наш: кто любит Меня, заповеди Мои соблюдет, и Отец Мой возлюбит его; и к нему приидем и обитель у него сотворил (ср.: Ин. 14:23).

(Ст. 20). Когда, говорит, сохраните ваши тела от всякой нечистоты, то прославьте Бога, Который обитает в телах ваших.

Глава 7

После говорит он о девстве, которое возвышается над всем, ибо законы не господствуют над ним. Зная, что о нем учил Господь его (Мф. 19:11–12), боялся проповедать о нем сам. Но когда увидал, что люди ищут его (девства), то сделался советником их, а не наставником, — увещателем, а не законодателем.

(Ст. 1). А о чем вы написали мне, то хорошо человеку женщины не касаться, как и вы сказали.

(Ст. 2). Ради же блуда каждый свою жену пусть имеет.

(Ст. 5). Не уклоняйтесь друг от друга, разве только с согласия на время для исполнения религиозных обязанностей во время постов и молитв. Итак, по дням торжественным воздерживайтесь, да не искушает вас сатана.

(Ст. 6). Но это говорю по снисхождению, а не приказывая.

(Ст. 7). Ибо желаю, чтобы всякий человек был, как я сам. Без повеления Господня он избирал это. Но благодать каждому дана от Бога. И это также назвал повелением Господа своего, (потому) что не всякий человек имеет силы для этого. Сказал далее: один так, а другой так, поскольку один — таков, и этим может оправдаться, а другой — иным образом, когда дано ему царствовать.

(Ст. 8). Безбрачным же или жены не имеющим, тем именно, которые вдовцы или которые вдовы суть, хорошо (есть) им, если так останутся, как и я.

(Ст. 9). А если не воздерживаются, то пусть и они вступают в брак (брачатся); ибо лучше (есть) вторично вступать в брак (брачиться), нежели разжигаться похотью.

(Ст. 10). Вступившим же в брак (тем, кто соединены браком) повелевает Господь Сам: жене от мужа не отделяться.

(Ст. 11). Если же отделится — оставаться безбрачною, если изберет себе чистоту, или с мужем своим примириться, а не отдаваться другому.

(Ст. 12). Если кто жену имеет идолопоклонницу (неверующую), и жене угодно жить с мужем своим, — пусть живет.

(Ст. 13). И если какая жена имеет мужа неверующаго, и ему угодно жить с женою, то пусть живет.

(Ст. 14). Если же верующий муж подумает, что незаконен будет брак его ради неверующей супруги, то да знает, что свято семя мужа неверующего в утробе верующей матери; подобным же образом и плод жены неверующей свят ради мужа верующего. А если бы то, что я сказал, было не так, то, следовательно, дети их, если следовать мнению их, были бы нечисты, — но теперь они чисты, если пребудут в вере, которую я предал им.

(Ст. 15). Если же неверующий хочет отделиться от самого верующего, пусть отделяется, ибо нет в этом никакой необходимости и опасности для верующего.

(Ст. 16). Почему знает муж верующий, не спасет ли жену неверующую? или почему знает жена, не поможет ли она мужу-идолопоклоннику сделать первые шаги веры?

(Ст. 17). Но каждый, как призвал Бог, то есть как обретен он, когда призван к Его Евангелию, так уже и да остается: и что вам говорю, всем также Церквам повелеваю.

(Ст. 18). Если обрезанным кто призван, нимало пусть не жалеет о том, что он не с крайней плотью [греч.; буквально: «да не растягивает себе» (оставшуюся после обрезания часть крайней плоти). По свидетельству Иосифа Флавия и Маккавейских книг, из-за еллиномании и презрения к еврейству так делали многие евреи (Antig. XII. 5. 1)]. Подобным же образом, если в необрезании кто призван, пусть не обрезывается.

(Ст. 19). Ибо обрезание то и необрезание ничто суть, но соблюдение заповедей Божиих.

(Ст. 21). Также если рабом призван ты, пусть это тебя не заботит. Если можешь еще сделаться свободным, и выйти, и проповедовать Евангелие, и претерпеть преследование за него, это тебе полезно будет, — то будь свободен.

(Ст. 22). Ибо в Господе призванный раб свободен есть вследствие самого крещения Господа нашего; а кто свободным призван, тот чрез смирение раб есть Христов.

(Ст. 24). Поскольку же это равнозначно, то и сказал поэтому, что каждый в каком звании призван, в том пусть остается.

(Ст. 25). О девах же повеления какого-либо от Бога не имею, а совет некий даю, как человек, получивший милость от Бога и удостоенный того, чтобы быть мне верным Евангелию. (Ст. 26). Я так думаю лучше быть, то есть так легко и удобно ради опасности (для) мира.

(Ст. 28). Если ты жену взял, не согрешил. Однако же апостол назвал это скорбью, потому что предстоят им опасности по плоти. А я, братия, вас жалею.

(Ст. 29). Ибо время, то есть или конец, или день кончины нашей, сокращено есть и приспело. Поэтому и имеющие жен да будут, как не имеющие.

(Ст. 30–31). И плачущие, то есть те, кто печальны, да будут, как не плачущие, а пользующиеся благами мира пусть не впадают в роскошь.

(Ст. 36). Если кто имеет девицу и после того, как в течение известного времени сохранит обет свой, узнает, что он не в состоянии (соблюдать обет), то ради проведенного времени не должно ему стыдиться.

(Ст. 37). А кто постановил в духе своем, и ему не предстоит никакой опасности пожелания к перемене решения, и это решил в сердце своем — соблюдать свою деву, — тот хорошо делает.

(Ст. 38). Итак, и выдающий замуж [буквально с греч.: «брачущий»] девицу свою хорошо делает, и (а) не выдающий, то есть кто удерживается, лучше делает.

Глава 8

(Ст. 1). А об идольских жертвах [буквально: «идоложертвенных» (мясах)] знаем, поелику все мы знание имеем. И хотя это знание надмевает тех, кто ходят туда [к идольским капищам?] для еды, но любовь, которая щадит ближних своих, туда не позволяет ходить, и она созидает [русск.: «назидает»].

(Ст. 2). Если же кто возомнит, что он что-либо знает, тот еще не познал, как подобало бы ему знать, ибо весьма много есть такого, что он не познал.

(Ст. 3). Но кто любит помогать (ближним), тот познал.

(Ст. 4). О ядении же идольских жертв знаем, что ничто есть идол в мире, и между всеми называемыми богами нет иного Бога, кроме Единаго только.

(Ст. 5–6). Ибо хотя и есть предметы, которым воздается богопочтение, на небе или на земле, как уже сказал я, как на небе солнце и луна (например) называются богами, и другие также предметы на земле, — но для нас один Бог Отец, из Коего все создано, и один Господь Иисус Христос, чрез Коего все создано.

(Ст. 7). Но не у всех есть знание о том предмете, о котором я сказал. Есть некоторые простецы между верующими, которые ходят для ядения в доме идола. Но поскольку верующие видят, что священники и учители ходят туда и по нетвердости своего ума считаются нечистыми, как скоро думают, что вкушаемое нами здесь (в церквах), есть как бы идольская жертва.

(Ст. 9). Смотрите же, говорит, и берегитесь, чтобы эта власть, которую вы имеете, или ядением (вкушением) всего, или невоздержанием себя от вхождения в те места, как-либо не послужила соблазном для немощных.

(Ст. 10–11). Ибо если кто из братьев будет нетверд умом своим и увидит тебя, имеющаго знание, там возлежащим, — то он при ложном взгляде на жертву, увлеченный желанием к ядению идоложертвеннаго, — вот, погиб невинный, ради коего Христос умер.

(Ст. 12). Итак, не вводите в грех братьев своих и не соблазняйте их, то есть не заставляйте их колебаться ради совести их немощной. Не считайте же это за нечто легкое, так как против Христа согрешаете, если не будете оберегать братьев своих.

(Ст. 13). Подлинно, если из-за пищи, которая извергается в отхожие места, соблазняется брат мой, то не только воздерживаться буду от мяса, которое в несколько дней съедается в доме идола, но совсем не стану есть мяса вовек, дабы брата моего не соблазнить.

Глава 9

(Ст. 1). Не свободен ли я, так как я не рабствую служению чрева? Или не Апостол я [18], если освящу и вкушать стану, как и вы все? Разве Христа Иисуса я не видел? — Потому и ради этого Он укрепляет меня. Разве не дело мое и страдание вы есте в Господе моем, если повелю вам это?

(Ст. 2). И хотя для других, которые не видели сил моих, я не Апостол, но для вас-то, чрез меня получивших дары Духа, Апостол я (есмь). И печать апостольства моего вы есте чрез говорение языками, полученными вами от Духа.

(Ст. 4). И если мы соделаны достойными больших даров апостольских, то разве не имеем мы власти есть и пить, как и апостолы, которые едят и пьют?

(Ст. 7–8). Защиту начал он вести за себя и товарищей своих, говоря: Кто служит в войске [буквально слав.: воинствует] на своем содержании когда-либо? — и прочее.

(Ст. 9). И в законе, говорит, написано: не завязывай рот вола молотящаго (ср.: Втор. 25:4). Неужели о волах одних есть забота у Бога, а о нас нет?

(Ст. 10). Но, очевидно, посредством волов сделал символическое предуказание о нас, если предварительно позаботился о волах.

(Ст. 11). И неужели есть великое что-либо в том, что мы от вас плотское пожнем, если сами мы вам духовное посеяли?

(Ст. 13). Ведь и те, кто служат в капище, питаются от этого дома, — и те, кто служат при жертвеннике в Иерусалиме, с жертвенником делятся.

(Ст. 14). И Господь наш установил, говоря, что кто Евангелие Его проповедует в народе (Израильском) и у язычников, от самого Евангелия да живут; Он сказал именно так: от дома того ешьте, — достоин работник пищи своея (Мф. 10:10. Лк. 10:7).

(Ст. 15). Я же, хотя и имею во всем этом пример для себя, однако ничем таким не утрудил вас: ибо благо мне лучше умереть от голода, нежели чтобы похвалу мою эту, что я благовествую даром, кто-либо упразднял.

(Ст. 16). Притом, если благовествую я, то за это не должно быть мне никакой благодарности и нет мне похвалы, то есть не в моей воле это, но необходимость лежит на мне от Того, Кто послал меня: увы (горе) мне (есть) от Суда Его, если не буду благовестить.

(Ст. 17–18). Ибо если добровольно это я сделал бы [греч.: «делаю»], награду получил бы [греч.: «имею, получаю»] за добрую волю, живущую во мне. Если я был верен домостроительсту, то какая награда мне, если ради награды совершаю вверенное домостроительство?

(Ст. 19). Ибо, будучи свободен от всех, я всем себя поработил, дабы для наследства приобрести наследников.

(Ст. 20). С Иудеями, посвященный, я вошел в храм, дабы Иудеев приобрести (ср.: Деян. 21:26).

(Ст. 21). С подзаконными я остригся (ср.: Деян. 18:18), дабы их приобрести. И для неподзаконных, для Афинян, в то время, когда я, войдя (в Афины), ходил среди капищ их, я сделался, как неподзаконный, дабы приобрести их (ср.: Деян. 17:16).

(Ст. 22). С немощными, которые падают и погрешают, я был немощен, дабы их приобрести. Подобное же говорит: кто изнемогал бы, и я бы не воспламенялся? или кто соблазнялся бы, и я бы не изнемогал? (2 Кор. 11:29).

(Ст. 23). Сие же делаю, дабы чрез все это причастником быть Евангелия Христа, Который желает жизни всех людей.

(Ст. 24). Не знаете ли, что на ристалище (олимпийском) бегущие, хотя многие бегут, но один остается после другого, пока одному только не достанется награда?

(Ст. 25). И каждый из состязающихся там в беге от всего вредного воздерживается, дабы тленный и преходящий венец получить. Сколь более надлежит нам, увеличивая и расширяя подвиг наш, предохранять себя от всех дурных дел? Ибо подвизаемся из-за венца нетленнаго и непреходящего.

(Ст. 26). Посему я не так бегу, как [буквально: «я поэтому так бегу, как не на неверное»] на неверное, то есть не как тот, кто не знает, зачем он состязается, а потому таковой может получить поражение вместо ожидаемой победы; не так бьюсь, чтобы напрасно ударять по воздуху.

(Ст. 27). Но укрощаю тело мое постами и порабощаю бдениями, дабы, проповедав другим Царство Небесное, сам я не остался недостойным этого Царства.

Глава 10

Приступает к доказательству того, что переход Евреев чрез море и события в пустыне предуказывали Таинства Господа нашего.

(Ст. 1). Отцы наши, говорит, все под облаком были (ср.: Исх. 13:21–22).

(Ст. 2). И все в Моисее крещены были, в облаке и в море (ср.: Исх. 14: 19, 22).

(Ст. 3). И манну — пищу духовную ели (ср.: Исх. 16:15).

(Ст. 4). И питие духовное, истекавшее из скалы от жезла, пили (ср.: Исх. 17:6). А скала, как символ, была Христос Сам. Итак, море поставил (показал) он (апостол) за символ крещения, а облако, распростиравшееся над ними и осенявшее их, было образом руки священника. Как после крещения приступает человек к Телу и Крови (Христа), так и Иудеи в то время крещены были в прообразе, и манну духовную потом вкусили, и пили воду духовную. Духовными названы из-за манны, сходившей свыше (с Неба). Так и воды, которые снова и чудесно истекали из той скалы. И Христа назвал той Скалою, ибо, подобно скале, пронзен был ударом копья бок Господа нашего и из него истекли Кровь и вода (Ин. 19:34); Кровь — во очищение и в питие всех народов.

(Ст. 5–6). Но все это совершено было с ними не потому, что на множестве их почило благоволение Божие, ибо в то время, когда происходили эти преобразовательные события, они (Иудеи) поражены были очевидно смертью в самой пустыне (ср.: Чис. 14:29. 26:64–65). Но (сделано это Богом) для того, чтобы само поражение их послужило бы нам образом и примером: чтобы не быть нам похотниками зла, как и они (ср.: Чис. 11:4. Исх. 32:6).

(Ст. 8). И да не блудим (ср.: Чис. 20:14).

(Ст. 9). И да не искушаем Христа, подобно Иудеям (Чис. 21:5).

(Ст. 11). Это же все образно происходило с ними, а написано было для вразумления нас.

(Ст. 12). Итак, кто мечтательно думает, что он твердо стоит, тот да остерегается греха, да не падет и сам.

(Ст. 13). Но верен Бог, Который не пошлет на вас искушения выше того, что можете, то есть не прострет искушения выше немощи нашей; но совершит тут же вместе с искушением вашим исход [то есть успешное окончание], так что можете перенести.

(Ст. 14). После того, как дал эти повеления, переходит к благоразумному порицанию и обвинению тех, кто с отцами и братиями своими ходили на празднества в дома язычников. Бегайте, говорит, идолослужения, обозначая место, где чтились бесы, — дабы вы, приходя туда, не сделались как-либо сообщниками бесов, там почитаемых.

(Ст. 15). Судите вы сами о том, что говорю.

(Ст. 16–17). Ведь как чрез одно Тело, которое получаем, одним телом делаемся мы все, так и вы чрез одну пищу, которую там едите, станете одно [19].

(Ст. 18). Вместе с приведенным мной для вас примером духовным даю вам другой пример — телесный. Посмотрите на Израиля плотского (по плоти): ведь те, что едят жертвы, они общники суть жертвенника.

(Ст. 19–21). Не то говорим, что идол есть что-либо, ибо я знаю, что то, что приносят в жертву язычники, они бесам приносят. Потому увещеваю вас избегать их, так как общение ваше с бесами устраняет вас от общения с Господом нашим: ибо не можете чашу Господню пить и чашу бесовскую; ни есть за столом Господним и за столом бесовским.

(Ст. 22). Или ревность хотите вызвать у Него этим? Разве сильнее Его мы (есмы), так что не взыщет этого с нас?

(Ст. 23). И хотя все [в слав., как и во многих прибавлено: мне] можно ради свободы, но не все, что можно, бывает полезно ближним нашим.

(Ст. 24). Не своей только пользы должны искать мы, но и ближних.

(Ст. 25). Все, что продается на торгу, ешьте, только к жертвеннику бесовскому не приступайте. Ради совести не распрашивайте о том, что находите на рынке, — совесть разумею не расспрашиваемых, а расспрашивающих.

(Ст. 27). Если кто из неверующих зовет вас на обед, и вы желаете пойти, то все, предлагаемое вам, ешьте по причине голода, ничего не распрашивая ради совести, дабы не ослабеть ей.

(Ст. 28). Если же кто скажет: это священная жертва, — то не ешьте ради того, кто объявил. Ибо Господня земля с полнотою ея (и что наполняет ее) [эти слова псалма (23:1), по-видимому, не читаемые у святого Ефрема в 26-м стихе, читаются здесь вместе как в слав., так и во многих переводах]. И хотя здесь вам не дает есть, но в другом месте не воспрещает вам. Ради совести [в некот. переводах опущено], будет ли слаб, или окажется твердым.

(Ст. 29). О совести же говорю не моей, но другаго. Для чего свободе моей подвергаться суду чужой совести? — то есть если они соблазняются, то стану ли и я подобен им?

(Ст. 30). Если же я с благодарением принимаю пищу, то для чего подвергаюсь хуле за то, что я благодарю? Быть может, лжеапостолы хулили его за то, что проповедовал и ни от кого (за это) ничего не брал, — и таким образом преградил вход для лжеапостолов, которые устремляли свои глаза только на получение (вознаграждения за проповедь).

Глава 11

(Ст. 1). Итак, подражателями мне будьте, как и я Христу. Поскольку вы не видали Христа, так чтобы Он был для вас примером, то нам подражайте, так как и мы подвизаемся в подражание Христу.

(Ст. 2). Превознес их даже до гордости, говоря: хвалю вас, братия, что всегда меня помните, — и как я предал заповедь [предания], так держите.

(Ст. 3). Глава, говорит, мужа Христос есть, глава же жены муж ее есть, а глава Христа есть Бог Его. Этими двумя примерами хотел показать, что как то тело, которое названо Христом, поскольку оно одной природы с человеком, есть глава мужа, и как муж, имеющий одинаковую с женой природу, есть глава жены, — так и глава Сына не есть какой-либо другой, от Него отличной природы, ибо Бог имеет ту же природу и есть глава Его.

(Ст. 4). Итак, всякий муж, молящийся или пророчествующий с покрытою головою [буквально: «на голове имеющий» (покров)], постыжает голову свою.

(Ст. 5). А всякая жена, молящаяся или пророчествующая с непокрытою головою, постыжает голову свою. Речь эту он ведет о женщинах Рима, Коринфа и других городов, в которых они, входя в церковь для молитвы и иногда для пророчествования, пророчествовали с открытой головой, что, однако ж, делали не по какому-либо бесстыдству, а следуя древнему обычаю. Словами, сказанными апостолом о главе мужа и жены, он хотел ввести обычай носить покрывала на голове женщинам, которые с данных времен ходили без него с открытой головой.

(Ст. 9). Не создан, говорит, муж для жены, но как все для Адама создано, так и Ева для Адама сотворена.

(Ст. 10). Посему должна жена честь иметь на голове ради Ангелов, то есть священников, ибо хотя инде понуждает ее к повиновению, везде, однако, ради священства в повиновении его есть.

(Ст. 12). После же того как умалил и унизил жену, опять превознес ее и восхвалил, говоря: как жена от мужа, так и муж чрез жену. Вот, говорит, с своей стороны она скорбью (дето)рождения воздает мужу то, что должна бы (воздать) ему за время, в которое была взята от него во время сна, и без мук рождения.

(Ст. 16). Если же из Греков какой-либо любитель споров возразит против этого, говоря: «Древний обычай это, и потому не должно оставлять его», — то (ответим), что ни мы, в странах Сирии живущие, такого обычая не имеем, ни церкви Божии, которые основаны в других странах.

(Ст. 17). Ибо не к лучшему ушли вы (вперед), но, снизойдя чрез это к худшему, склонились; ибо ради этого вы низошли (потому и пали) до таких изветов.

(Ст. 18–19). Кроме того, когда вы сходитесь на собрание ваше в церковь, слышу, что разделения бывают между вами и распри происходят, дабы (чтобы) и искусные и терпеливые известны стали у вас.

Собирались они для (празднования) Пасхи в пятый день (недели), в вечернее время, когда Господь наш раздал Тело Свое (под видом хлеба и вина) на вечери; и вот, после того, как наелись и напились, преломляли потом Тело и принимали. Поскольку же некоторые из них постились и терпеливо дожидались товарищей своих, а иные, приходившие не первыми, наевшись и напившись, спешили взять Тело и уйти, то приступавшие позднее, которые еще не вкушали, удручались вследствие этого стыдом и большой скорбью. В этом-то обвиняет и укоряет их апостол, говоря:

(Ст. 20–21). когда сходитесь вы в одно место в день Господа нашего, то каждый предвосхищает [греч.: предупреждает, предваряет на вечери, торопясь взять и съесть пищу на вечери; лат.: praesumit (praeuenit); др. чт.: принимает] свой ужин [греч.: «пищу на вечери»] для ядения одни из вас бывают голодны, а другие пьяны.

(Ст. 22). Зачем же Церковь Божию презираете, обращая ее как в корчму, — и стыдите неимущих, которые по нужде и бедности своей не приготовились?

(Ст. 23). Я ведь предал вам это (Таинство), как принял я от Господа моего, то предал вам.

(Ст. 24–25). Ведь хотя Он после вечери [таким образом святой отец полагает, что Таинство Евхаристии учреждено и совершено Господом после вечери (Ин. 13:2)] преломил и дал им (апостолам) Тело и Кровь Свою, однако же не голодным и упившимся роздано было Тело то, как ныне у вас делается.

(Ст. 26). Но всякий раз, когда будете есть [буквально с греч.: «когда бы ни ели… ни пили»] хлеб сей и чашу пить, смерть Господа нашего будете вспоминать [буквально с греч.: «кто бы ни ел… ни пил»]. Но смерть Господа нашего поистине непристойно вспоминать при таком смятении и беспорядке, — и не должны, если Он (Тело Его и Кровь) дан нам по благодати, вкушать Его с нерадением и пренебрежением.

(Ст. 27). И как тот, кто не приобщается и не участвует в сем Таинстве, не имеет жизни, так и всякий, кто станет есть сей хлеб и пить чашу недостойно, повинен будет (в преступлении в отношении к) Телу и Крови Господа. Распространяется это и на все народы и века.

(Ст. 29). Ибо ядущий и пиющий недостойно, суд [в некот. переводах: — в осуждение себе, в суд себе] себе ест и пьет.

(Ст. 30). Посему у вас многие немощны и больны, — те, что поражены в телах своих (уязвлены своей плотью), ибо дерзко приступили к Телу Христову, а многие умерли, поскольку без страха и трепета приступили к врачеству жизни.

(Ст. 31). Но если бы мы рассуждали [др. чт.: — судили; первого чтения держится слав, перевод, второго — русский перевод] себя самих и (потом) приступали бы к Нему, то, без сомнения, не были бы судимы, не осуждались бы Им.

(Ст. 32). Если же подвергаемся суду [греч.: «судимые же»], то от Господа получаем наставление чрез это, дабы вместе с этим миром не подвергнутся осуждению в конце.

(Ст. 33). Итак, братия, когда сходитесь, друг друга дожидайтесь.

(Ст. 34). А кто голоден и не имеет терпения дожидаться товарищей своих, тот дома пусть ест, дабы не к осуждению собираться вам.

Глава 12

(Ст. 1–2). О духовных же, — ибо они были удостоены даров Духа и вдохновлены, — знайте прежнее унижение ваше, поелику были вы язычниками и безгласных идолов почитали.

(Ст. 3). Как никто в Духе Божием говорящий и во имя Иисуса совершающий чудеса Духа, не скажет анафемы Христу: так никто не может сказать: Господь Иисус, если не Духом Святым. Человек, в котором совершается действие даров Духа, может провозглашать и говорить: Господь есть Иисус.

(Ст. 4–7). Хотя, говорит, разделения даров (благодатных), служений и сил есть между вами, и разделение существует между благодатью и благодатью, — один и тот же, однако, есть Дух.

(Ст. 8). Так одному дана [греч.: «дается»] речь мудрости, то есть слово знания [20].

(Ст. 9). Другому дана вера, так что умирает за нее; иному благодать исцелений.

(Ст. 10). Иному дана способность укрепления ближних во время испытания; иному пророчество, дабы открывать и указывать, что имеет быть в последующие времена; иному различение духов, то есть хорошее управление в церкви; иному роды языков различные, иным же истолкование тех же языков.

(Ст. 11). Сие же все от Одного и Того же Духа, Который дает и разделяет по воле Своей.

(Ст. 12). Сверх того, апостол обращается к доказательству этой мысли посредством примеров, взятых от тела. Хотя действие всех этих даров не требуется в одно и то же время, однако каждый из них бывает весьма необходим в свое время. И хотя бы один из даров был больше другого тем, что он для известного лица и времени более необходим, однако при том же самом условии оказывается необходимым и каждый дар.

(Ст. 13). Итак, хотя благодатные дары Духа излиты на Иудеев и язычников, на рабов и свободных, — однако Единым Духом мы напоены, и Им, и ради Него сделались все мы членами Духа.

(Ст. 14–25). Потому дары, высшие в вас, не могут отправлять своего служения, если не воспримут откровения от дарования, наименьшего у нас. Как не может сказать голова ногам: вы мне не нужны, — ибо есть у нас члены, кажущиеся слабейшими, однако оказывающиеся необходимыми для нас, и другие, которые хотя и считаются менее благородными, однако тем большее попечение мы должны оказывать им, — так и велик ли дар, или мал, знатен ли человек, в котором он действует, или незнатен, но Бог соразмерил Церковь, как и тело, и дал большую честь меньшему, дабы не было разделения в самом теле Церкви, как не бывает какого-либо раздора в членах тела.

(Ст. 26–31). Но так как соревновали в этом они, стараясь превзойти один другого, то апостол оказывается вынужденным ограничить их надменную похвальбу своими дарами и возвеличивает выше всех даров любовь, которая оставалась в небрежении у весьма многих. Если хотите, говорит, соревновать друг другу, то не в тех меньших дарах, которые и не суть ваши, но на которых вы сосредоточены, а в больших (добродетелях), коих вы еще не достигли. Итак, я путь покажу, ведущий к жизни и лучший того, каким блужаете вы.

Глава 13

(Ст. 1). Какая похвала будет тому, кто чрез Духа получил дар говорить одним или другим языком? Ибо если бы я языками людей говорил или Ангелов, любви же не имел бы, то я сделался (бы) потом как бы медь звенящая или кимвал звучащий. Как медь или кимвал суть бездушные предметы и издают звуки с чужого голоса и тона, так и всякий, говорящий языком, если не знает того, что говорит, — подобен меди, ибо не понимает значения голоса.

(Ст. 2). Против же тех, которые надмевались пророчеством, знанием и верой, говорит: и если буду иметь пророчество, и не так, как вы, но если бы узнал тайны все, вам открытые, пусть, кроме того, дастся мне все знание, вместо малой доли сообщенного вам знания, и пусть, сверх того, будет во мне не та малая вера, какую имеете вы, — но если буду иметь всю веру, так чтобы горы переставлять, а любви иметь не буду, — ничто я.

(Ст. 3). Так как некоторые превозносились над ближними своими: одни щедростью своих подаяний, другие страданиями за Евангелие, — то и против них сказал: и если раздам в пищу бедным все имения мои, и если предам тело мое, чтобы прославляли меня, а любви иметь не буду, — нет мне никакой пользы. Это то же, что сказал Господь наш: не творите подаяний ваших как бы для вида, для людей, иначе никакой награды не имеете у Отца вашего, сущего на небесах (Мф. 6:1).

(Ст. 4). Любовь долготерпелива, милосерда, вопреки чему (хотя иначе) вы поступаете в отношении друг друга. Любовь не завидует, как вы.

(Ст. 5–7). Любовь не ищет того, что полезно себе, но того, что полезно многим для спасения их. Итак, если перечисленные мной качества не проявляются у вас по недостатку любви, то какую пользу принесет вам похвальба дарами, которыми вы гордитесь?

(Ст. 8). Сверх того скажу: любовь никогда не отпадает, то есть не уничтожается, как уничтожаются наши дары, которые имеете, также, (как) и пророчество, которое имеете, упразднится, и языки прекратятся.

(Ст. 9). Ибо хотя отчасти знаем, все-таки знаем столько, сколько должно нам знать.

(Ст. 10). Когда же придет совершенство, тогда упразднится, что отчасти.

(Ст. 11). Как детские помышления твои упразднились пред тем знанием, какое теперь имеешь ты, так должно уничтожиться наше теперешнее знание пред тем знанием, которое мы стяжаем в будущем.

(Ст. 12). Видим ныне, как чрез зеркало, в загадке, в совершенном же состоянии будет истина, что и означает: лицем к лицу. Ныне познаю отчасти, но в совершенном состоянии познаю не так, как познал я, но как познал меня Бог по делам моим.

(Ст. 13). Итак, пред всеми дарами, которыми вы превозноситесь, остаются вера, надежда, любовь; ибо великое значение имеет верить, что существует Бог, и надеяться на то, во что кто верит, а также любить заповеди Того, от Кого надеемся получить дары.

Глава 14

(Ст. 1). Достигайте любви, потом благодатных даров Духа, особенно же того, чтобы пророчествовать.

(Ст. 2). Ибо кто говорит языками, говорит Богу, знающему, что тот говорит, ибо никто другой и даже сам он не знает, что говорит.

(Ст. 3). А кто пророчествует, людям говорит, которые слышат и знают, что говорит он назидание, увещание и утешение.

(Ст. 4). Кто говорит языком (незнакомым), себя только самого назидает тем, что узнает, что он удостоен даров Духа, — а кто пророчествует, тот всю Церковь Божию назидает.

(Ст. 5). Желаю же всем вам говорить языками, но лучше пророчествовать; ибо пророчествующий по доставляемой им пользе больше (есть), чем говорящий языками.

(Ст. 6). Ибо если я приду к вам, языками говоря, отличными от всех ваших, то чем вам буду полезен?

(Ст. 7). Разве я не буду как свирель и гусли без души; ибо если не дадут (они) некоторого различия звуков, как узнать то, что играют на свирели или на гуслях?

(Ст. 9). Так и вы, если скажете какое-либо слово на языке, чуждом вашему еллинскому наречию, будете вследствие этого как бы на воздухе говорящими, а не с людьми.

(Ст. 13). Посему говорящий языком пусть молится, чтобы на греческом языке еллинов могло быть истолковано то, что говорит на чужом языке. Дары Духа были такого рода, что одному давались языки, и другому — толкование языков, так что один имел нужду в другом, то есть кто говорил — в том, кто толковал; Церковь же — в том и другом.

(Ст. 14). Если я молюсь, говорит, языком, то дух мой молится, а ум мой безплоден (есть), то есть: Дух Святый говорящий знает, что говорит Он во мне, — но ум мой, поскольку не знает, что говорит язык, остается без плода в той молитве.

(Ст. 15). Потому не прошу в молитве, чтобы знать мне значение языка, но если буду молиться духом, то буду молиться и умом.

(Ст. 16). Кроме того, если посредством языка, который получил ты, благословишь духом твоим, то простец, чуждый языка твоего, как может сказать «аминь» в конце благословения?

(Ст. 17). Хотя бы и хорошо ты сказал, но ближний твой не понимает, что ты скажешь, а потому не назидается.

(Ст. 18). Ведь вы знаете, что я более вас языком говорю (языками владею), но нисколько не хвалюсь этим.

(Ст. 19). Но в народе [греч.: «в собрании (народа), в церкви»] желаю пять слов правильно и с толком сказать и другим быть полезным, нежели тьму [т. е. десять тысяч] слов на языке наговорить; не достохвально это, и я не принесу тем пользы ближним моим.

(Ст. 20). И не будьте дети мыслями вашими, чтобы гоняться за такими (мыслями), которые возмущают простецов и совершенно бесполезны для совершенных.

(Ст. 21–22). В законе написано, что на ином языке и устами иными буду говорить народу сему, и ни так станут выслушивать Меня, говорит Господь (ср.: Ис. 28:11–12). Итак, если ради народа того даны языки, дабы посредством языков познавали бы время нового Евангелия, то теперь языки в знамение суть не верным, каковы есте вы, но неверным, то есть рассеянным Евреям, — тем, о которых сказано: и так не будут выслушивать Меня, говорит Господь. Пророчество же — не неверным, но верным [греч.: «верующим»], ибо если не веруют тому, что говоришь, — то как будут слушать то, что станешь говорить?

(Ст. 23). Итак, если сойдется весь народ вместе, и все языками заговорят сразу, то простецы, которые войдут туда, не скажут ли, как сказали об апостолах, что они напились сладкого вина (Деян. 2:13), и о нас, что мы подлинно безумны?

(Ст. 24). Если же все пророки были бы и назидали бы, войдет же кто неверный или простец, то он обличается от заблуждения своего и судится дурными делами своими.

(Ст. 25). И так тайны сердца его явными делаются чрез пророчество, которое открывает тайны его, и таким образом, падая на лице, поклоняется и говорит: истинно Бог есть в них, ибо Он открыл то, что было сокрыто внутри, в сердце.

(Ст. 26). Итак, когда сходитесь для совершения служения или единосубботия (воскресного богослужения), то кто знает псалом, пусть поет, кто учение имеет, пусть учит, — и таким образом по одиночке, друг за другом, пусть говорят все к созиданию Церкви.

(Ст. 27–28). Если же языком кто говорит и не будет могущего истолковать, то пусть молчит в народе: себе же да говорит молитвами, к Богу изливаемыми.

(Ст. 29). Пророки так же двое или трое пусть говорят, а прочие да рассуждают, то есть пусть делают понятным народу то, о чем пророки пророчествовали.

(Ст. 32). Ибо дух пророчества пророкам подчиняется, то есть что говорил один пророк, то изъяснялось другим пророком.

(Ст. 33). Ибо не есть раздора Бог, но мира, то есть не смятения и беспорядка, но благоустроенности и порядка.

(Ст. 34). Как во всех церквах у святых, жены ваши в церквах да молчат. Говорят, что у них какая-то женщина пророчица говорила в собрании (Церкви) Коринфян.

(Ст. 37). Посему сказал: если кто считает себя пророком или духовным, тот пусть знает прежде, что я написал [греч.: «пишу»] вам, потому что это Господни суть заповеди.

(Ст. 38). В противном случае и сам он пред Господом нашим [21] не познается.

(Ст. 39). Итак, ревнуйте о том, чтобы пророчествовать и не препятствуйте тем, которые говорят языками.

(Ст. 40). Все же благопристойно, благоразумно и по чину совершайте, как и подобает.

Глава 15

(Ст. 1–10). Опять сказал о возстании воскресшего Господа нашего, Который явился Петру (Лк. 24:34, 36), и Двенадцати (Ин. 20:19. Мф. 28:9, 17. Мк. 16:14); явился и свыше пятисот (пятистам) братиям зараз, из коих многие пребывают доселе, когда сказаны эти слова. И после того, как явился Иакову и Апостолам всем, то есть седмидесяти двум, — после всех явился и мне, как худшему между апостолами (Деян. 9:4).

(Ст. 11–12). Итак, я ли, апостолы ли, все мы так проповедуем о Христе… что воскрес из мертвых. Как же, поэтому, некоторые из вас говорят, что воскресения мертвых нет?

(Ст. 13). Если же воскресения мертвых нет [в некоторых переводах эти слова опускаются], между тем как и распятие ради этого было, то, следовательно, и Христос доселе еще не воскрес [опущены стихи 14–16].

(Ст. 17). И тщетна (есть) вера ваша в Господа, и вы еще в тех же грехах есте, ибо не получили очищения от неверности вашей, когда (хотя) вы погребены в крещении с Тем, Кто умер и воскрес в третий день.

(Ст. 18). И, стало быть, по вашему слову (учению), почившие во Христе мученической кончиной погибли, так как нет для них воскресения.

(Ст. 19). Если же в сей только жизни, подверженной преследованиям, на Христа надеемся, то тогда жизнь наша несчастнее всех людей, какие когда-либо были в мире. И если здесь мы мучаемся постами и преследованиями, а там не получим воздаяния, если это так будет, то станем есть и пить (1 Кор. 15:32), воспользовавшись, по крайней мере, настоящим, если, по вашим словам, кроме того, что есть здесь, мы не имеем получить ничего другого.

(Ст. 20). Но истинно [греч.: «но теперь, но конечно»] Христос воскрес из мертвых и начатком стал воскресения всех мертвых.

(Ст. 21–22). Ибо как Адам был началом смерти всех живых, так Господь наш стал началом жизни всех мертвых.

(Ст. 23). И хотя оживут они чрез оживотворение (воскресение), но каждый таким оказывается, как и живет. Первый [греч.: «начаток»] Христос, то есть прежде воскрес Христос; потом в пришествие Его воскресают те, кои суть Христовы.

(Ст. 24). Потом настает конец, когда предаст Царство Богу Отцу, — не потому, чтобы Сын не был Царем, ибо если Отец Царь, то и Сын, как Сын Царя, есть Царь; поскольку Отец будет Главой нового Царства, и потом по порядку правильно поставил Сына после Отца: когда упразднит, продолжает, все начальства и власти, и силы, и начальников — гонителей Евангелия, и злые силы отца ненависти (диавола).

(Ст. 25). Должно же Ему царствовать дотоле, когда положит всех врагов, разумей телесных и духовных, под ноги Его.

(Ст. 26–27). Последней же, то есть после того, и смерть истребится — враг [в греч.: «как последний враг истребляется смерть»] жизни людей; ибо все подчинил под ноги Его в конце.

(Ст. 27). Когда же говорится [в греч.: «если же сказал»], все подчинено, то также сказал в одном месте: все предано Мне Отцем Моим (Мф. 11:27). Когда говорит: Мне предано, то не думай, что не дано, иначе ложно передашь изречение: все, что есть у Отца [в греч.: «все, что имеет Отец»], Мое есть (ср.: Ин. 16:15), и другое: все, что Мое есть, то Твое есть, — и что Твое есть, то Мое есть (ср.: Ин. 17:10). Итак, сказал это к нам ради плоти, а не потому, чтобы так было по Божескому естеству Сына.

А когда говорит (в 28-м стихе): подчинено будет Ему все, то очевидно, что подчинено Ему все, кроме Того, Кто подчинил Ему все.

А если очевидно, что подчинил Ему все, как сказал ты, господине мой апостол, то как же говоришь: когда подчинится Ему все? Но если не подчинено Ему все, то как же говоришь: подчинено Ему все?

(Ст. 28). Итак, если подчинено Ему все, то как же говоришь: когда подчинено будет [чит. как и все переводы; Григорий Нисский: слав. и русск.: покорит] Ему все, тогда и Сам Сын [др. переводы не чит.: «Сын»] подчинится Подчинившему Ему все? Кто же решится сказать: когда подчинится Сыну все, тогда возвратится и подчинится Сын Отцу? Ведь почти подобным образом и диаволом сказано Ему было на горе: эти все царства и славу их Тебе дам, если, повергшись уничиженно, поклонишься мне (Мф. 4:8–9). Ведь если после того, как подчинится Ему все, Сам подчинится Ему, если, говорю, это так, — то теперь Он не подчинен, а когда подчинится Ему все, то за это возвратится и подчинится Тому, Кто подчинил Ему все. Притом, когда подчинял Отец все Сыну, разве Сам Сын не мог все подчинить Себе Самому?

Диавол был в состоянии подчинить все твари суетной надеждой, — а Сын ужели не мог подчинить Себе всего? Правда, хотя причиной всего этого было уничижение, однако не такое, чтобы, когда подчинится Ему все, тогда подчинился и Сын Отцу, — Тот, Кто от начала веков без изменения пребывает с Отцом Своим чрез рождение. Не говорим, что Ему не подчинено было все, но — и подчинено Ему все, — и не подчинено Ему. Подчинено, конечно, Божеству Его, почему сказал: все Твое Мое есть, — (но) подчинится же плоти, которая по природе своей, конечно, была в подчинении, а по милосердию благодати Его соделал ее покорительницей вышних и нижних (Флп. 2:10).

Итак, когда и Отцом подчиняется Сыну эта мятежная свобода, тогда чрез Него и с Ним подчиняется и Отцу, да будет Бог все во всем, то есть чтобы Бог был между всем, как Сам Он есть и место всего, поскольку ведь и теперь пребывает Он скрытно и в тех, которые не желают, но в конце будет во всех уже и явно: в Нем воссияют праведники, как солнце (Мф. 13:43), или даже сильнее солнца, насколько в состоянии будет воспринять природа человеческая.

(Ст. 29). Затем возвращается к прежней речи своей, говоря: что [в греч. пред этим чит.: иначе, понеже] будут делать [слав.: сотворят; русск.: делают] крестящиеся за мертвецов, если мертвецы [в греч. и Вульг. чит.: — совсем, отнюдь, но в сир. переводе этого нет] не воскресают? Ведь если не воскресают, то какую пользу получает тот, кто крестит его? Для чего бы стал креститься с ним в крещении [22]?

(Ст. 30). Для чего и мы претерпеваем гонения, если не будет воскресения?

(Ст. 32). Кроме того, в Ефесе меня бросили даже зверям: что мне за польза была бы сделаться пищей зверей, если бы я не имел получить воскресения, как это утверждаете вы? В таком случае станем есть и пить, пока мы живы, если нет обещанной жизни после тления.

(Ст. 33). Не заблуждайтесь по следам тех, кто так говорят вам, ибо портят чистые ваши души худые беседы Греков.

(Ст. 35). Ибо они говорили: как это воскресают (могут воскресать) мертвецы? В каком же теле придут? — ибо вот, тело их лежит уже (в земле), истлело и уничтожено.

(Ст. 36). Приводит им сравнение с семенем, которое получает жизнь чрез смерть свою.

(Ст. 37). Но семя нисколько не подобно ростку из него, ибо сеешь одно только голое зерно.

(Ст. 38). Бог же облекает семя твое телом, как хочет.

(Ст. 39). И хотя все семена заставляет давать ростки, ибо каждому семени дает собственное тело, однако не всякая плоть птиц, зверей и людей одна и та же есть, так чтобы все безразлично достигали этого самого воскресения, но иная плоть людей, которая была создана рукою Бога, и ей обещано воскресение, — и иная плоть скотов, и птиц, и рыб, которые лишены такового же (воскресения).

(Ст. 40–41). Иное тело есть у небесных, то есть совершающих дела (движения и действия) небесные, и иное тело у земных, которые совершают зло на земле; так и звезда звезду превосходит светом своим.

(Ст. 42). Так небесные превосходят земных в воскресении мертвых. Итак, сеются тела в тлении, а воскресают в нетлении.

(Ст. 43). Сеются в безчестии наготы, а воскресают в славе: сеются в немощи смерти, а возстают [в греч. и Вульг. в стихах 42–43 везде стоит ед. число, но в сир. (Вальт.), как у святого Ефрема] в силе воскресения.

(Ст. 44). Сеется тело душевное, а воскресает тело духовное, то есть сеется по подобию первого Адама, а воскреснет наподобие Адама Духовного.

(Ст. 48). Каков человек земной, то есть тот, кто в дела земли погружен, — таковы и земные [буквально с греч.: «перстный» и «перстные»]; и каков небесный был, таковы делами своими и небесные.

(Ст. 49). Как носили мы в рождении образ земнаго, так приуготованы мы носить в том воскресении образ небеснаго.

А как не согласны были между собой греческие секты, — были такие, которые отрицали воскресение, и такие, которые говорили, что нет души, — то потому против них также говорит: если нет души, как утверждаете вы, а между тем есть правда в законе, то ведь и в праве вашем свидетельствуется, что есть воскресение. Потому, когда вы объявляете тление вечное этому видимому телу, а как тленное оно не может не обладать неуничтожимостью, — то где же получат воздаяние себе те, кто распинали себя здесь ради Бога? Ведь душа, которая могла бы получить воздаяние (по вашему), не существует, напротив, существует только тело, которое вы сделали добычей вечного уничтожения.

(Ст. 51–52). Итак, говорит, вот тайна, которая открыта своим, а не для внешних, то есть верующим, которые исповедуют воскресение, а не философам, отрицающим воскресение мертвых. Все почием, — говорит же это тем, кто дождутся пришествия (Христа). Все обновимся [23], — хотя только праведники воскресают в обновление славы, но и тела грешников обновляются, так как восстают не с той же скорбью и радостью своей. Это и означают слова: воскреснут мертвецы нетленными, и мы изменимся.

(Ст. 53). Ибо должно смертному сему телу облечься в жизнь безсмертия, и сему телу тленному облечься в славу нетления.

(Ст. 54). Когда же смертное сие и тленное облечется в безсмертие и нетление, тогда сбудется в этом, слово, написанное о сем: поглощена смерть в победе воскресения (ср.: Ис. 25:8).

(Ст. 55). Где (есть) смерть победа твоя, которая была от Адама до днесь? И где (есть) смерть жало твое, которое получило свое начало от плода древа? (ср.: Ос. 13:14).

(Ст. 56). Жало же греха закон [в греч. так: жало же смерти — грех, а сила греха — закон (есть); также в сир. и др.], который возложен был на Адама и его потомство в самом раю (Быт. 2:16–17).

(Ст. 57). Но Божии дары благодатные [в греч. так: Богу же благодарение, дарющему нам победу чрез Господа] дали нам победу, несмотря на всю нашу виновность, — не чрез нас и не чрез пророков, как наших спасителей, но чрез Господа нашего Иисуса Христа.

Глава 16

(Ст. 1). О сборе же, который бывает на святых, как распорядился я в церквах Галатии, так и вы делайте.

(Ст. 2). В первый день недели [буквально в слав.: по единей от суббот], что собиралось со всей страны, пусть отсылали бы бедным, которые были в Иерусалиме; такое повеление дали ему апостолы [24].

(Ст. 9). Дверь же великая и неминуемая отверста ему в Ефесе: или людьми, которые стали его учениками, или чрез гонения, уготованное врагами, ибо восстали на него, чтобы бросить его там к зверям.

(Ст. 15). О доме же Стефана вы сами знаете, что начатки это (его семейство) были мне в странах Ахаии [в греч.: что оно есть начаток Ахаии]: или ученичеством, или дарами своими, которые давали относить бедным в Иерусалим.

Пусть все для вас будет: и дела мои, и душа моя, и жизнь моя во Христе. Какая любовь у апостола к народу своему! Какова сердечность его к чужим язычникам! За жизнь Евреев сам просил отлучения от Христа, а за жизнь язычников готов отдать дела свои, душу свою и жизнь свою.


Примечания

16. По синодальному переводу (русскому): Для меня очень мало значит, как судите обо мне вы или как судят другие люди; я и сам не сужу о себе (1 Кор. 4:3)

17. Букв. по слав, переводу: или от человеческаго дне, то есть суда человеческого; выражение представляет соответствие дню Господню, когда будет Суд Божий, или же служит описательно-метафорическим обозначением вообще человека. Перевод и толкование святого Ефрема соответствует сирийскому и эфиопскому (Вальт.) переводам

18. В таком порядке эти изречения имеются в Син. Алекс., Ват. Порфир, и многих др. кодексах, а также в переводах: сир. (Пешито), копт., эфиоп., в Вульг. и у писателей: Оригена, Тертуллиана, Амвросия Медиоланского, Августина; чтение славянского текста имеется в кодексах: Кларом., Сангерм., в араб, и у писателей: Златоуста, Феодорита, Дамаскина, Амвросиаста

19. По синодальному переводу (русскому): Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба (1 Кор. 10:16–17)

20. По синодальному переводу (русскому): Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания, тем же Духом (1 Кор. 12:8)

21. По синодальному переводу (русскому): А кто не разумеет, пусть не разумеет (1 Кор. 14:38)

22. По-видимому, разумеет крещение мертвецов или за мертвецов, или восприемников и крестителей язычников, переходивших от нравственной смерти к жизни. Ср.: Тертуллиан. Adv. Маге. V, 10. ed. Oehler. t. 2. p. 303. и Resurr. Сага. 48. ib. p. 530–531: pro mortuis tingui pro corporibus est tingui, mortuum enim corpus ostendimus. Quid facient qui pro corporibus baptizantur, si corpora non resurgunt?.. si autem et baptizantur quidam pro mortuis, videbimus, an ratione… Quid et ipsos baptizari ait, si non quae baptizantur corpora resurgunt?.. Яснее см. у Амвросиаста ad h. 1.: «Приводит апостол пример тех, кто столь уверены были в будущем воскресении, что крестились даже за мертвых, если кого предвосхищала (до крещения) смерть; опасаясь, чтобы или к осуждению, или совсем не воскрес тот, кто не был крещен, живой крестился во имя мертвого… примером этим апостол не поступок их одобряет, но показывает их твердую веру в воскресение». Епифаний передает это по преданию о Коринфианах (Haeres. 28, § 6: ed. Ding. 2. 76–77). Святой Златоуст свидетельствует к этому месту то же. Святой Ефрем (Opp. ed. Oxon. р. 371) думает, что апостол Павел берет доказательство этому из иудейских обычаев (как в 9:13), когда за умиравшего нечистым очищался или омывался кто-либо из живых. Святой Епифаний относит к тем (говорит о тех), кто крестились уже перед самой смертью, чтобы наследовать после смерти вечную жизнь (Comely Comm. in. I. Cor. ad. h. I. p. 483–484). Наконец, святой Иоанн Златоуст говорит, что из-за веры и надежды воскресения мертвых крестимся мертвых ради, то есть из-за тел наших; то же пишет Феодорит, что если тело мертво и не воскреснет, то для чего и креститься? Экумений, Феофилакт, Пелагий плоть нашу мертвой называют: «поскольку этой смертью душа не умирает… какая нужда крестить плоть, если она не воскреснет?» (Migne. Seria Lat. t. 30. 767). Святой Исидор Пелусиот (I. 1. Epist. 221) пишет, что крестимся за мертвые по природе тела по вере в то, что они прообразуются в нетление; подобное пишет и Косма Инд. (см. у Migne, ib. 765, not. a.)

23. Имеется троякое чтение этого места: — D* def Вульг., арм. в Амстердаме и Константинопольское изд. на поле, Иероним, Августин, Пелагий, Иаков Низибийский, Гиларий (Тертуллиан); почти все минуск., слав., русск., святые отцы, греч., сир., копт., эфиоп., многие кодексы, некот. лат. отцы; один минуск., греч. кодекс по свидетельству Иеронима и Августина, Дидим, арм., некот. эфиоп. и некот. лат. переводы по Иерониму и Августину. Отсюда видим, что чтение текста у святого Ефрема в данном месте не соответствует ни одному варианту и требует поправки. Чтение этого текста в греч. переводе творений святого Ефрема (Opp. Graec. t. 3, p. 129, ed. Rom.) и толкование на 1 Сол. 4:15–17: мы не предварим полетом своим вверх тех, которые уже умерли, ибо когда сойдет Господь наш с неба при звуке трубы Архангельской, прежде чем оставшеся в живых праведники украсятся новыми крыльями, прежде того будет воскресение мертвых, во Христе; потом мы, живые, восхищены будем, но не прежде тех, а с ними, не без них, но вместе, на облаках в сретение Господу на воздухе, — требуют поправки согласно второму чтению, соответствующему и сир. переводу, но не арм. и не Вульг. (см. цитаты у Тишендорфа к этому месту)

24. По синодальному переводу (русскому): В первый день недели каждый из вас пусть отлагает у себя и сберегает, сколько позволит ему состояние, чтобы не делать сборов, когда я приду (1 Кор. 16:2).

One thought on “Толкования на «Первое послание к Коринфянам».

Обсуждение закрыто.

Обсуждение закрыто.