Иерей Месроп Арамян о национальных ценностях

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  

Mesrop_AramyanВ наши дни стало модно говорить о национальных ценностях. Обычно такие разговоры не являются результатом последовательных исканий и не идут дальше застольных размышлений. Тем не менее люди в глубине сознания в какой-то мере придают значение их существованию, упорно веря, что эти ценности существуют, они присущи только нам, и на них зиждется наша особенность. Задача нуждается в уточнении, если не сказать – в экзистенциальном осмыслении.
Начнем с определения. Ценности – это кристаллизованные, устоявшиеся и канонизированные в жизни данного народа истины. Считается, что национальное самосознание основано на этих ценностях-святынях, и, естественно, каждая личность, как частица общества, сознательно или неосознанно находится в поле их взаимовоздействия. Более того, сплоченность вокруг собственных ценностей – это знаменатель силы духа и внутренней твердости данного народа.
Все имеет свою цену, в особенности, ценности. Как правило, они имеют исторический путь формирования и кристаллизации. Ради них поколения боролись, бились и шли на жертвы. Это означает, что каждый несет моральную ответственность по отношению к этим ценностям. Ценность ценится, когда собственным опытом переживаешь ее и несешь ответственность за нее. А пассивное безразличие порицаемо, если не предосудительно. Либо ты переживаешь истину, либо она становится твоим же осуждением.
При разговоре о национальных ценностях нужно учитывать, что, по сути, они являются общечеловеческими. За некоторым исключением, например, родина – это ценность для всех. Однако отношение к родине имеет свои оттенки в различных культурах. Вот здесь и проявляются особенности. Какая взаимосвязь есть у патриотизма с любовью к родителям, братолюбием, человеколюбием и вообще любовью? Если ее нет, тогда такой патриотизм может стать опасным. Если мы не любим нашего брата, какой из нас патриот? Это означает, что для надлежащего отношения к национальным ценностям нужны соответствующие человеческие ценности. Нужно быть человеком, и нужно понимать, кто такой человек.
На протяжении веков человека определяли некими ценностями, точнее – добродетелями. Когда говорили человек, понимали носителя определенных добродетелей. Например, древнегреческая философия определяет человека по четырем человеческим добродетелям: справедливость, благоразумие, мужество и умеренность. Последние три относятся к трoйственной сущности человека (разум, воля и желание), а первая – к целому. Посредством неоплатонизма этот философский образ человека был принят и христианским богословием с добавлением трех божественных добродетелей – веры, надежды и любви. Только и всего. Проявление любого благодеяния в человеческой жизни можно вывести из этих основополагающих добродетелей. Поэтому любители ценностей должны понимать, что нужно выйти из путаницы усложненных понятий и увидеть кристаллизованный веками образ человека.
Здесь нужно отметить, что для характеристики человека “добродетель” является более точным термином, чем “ценность”. Добродетель – это пережитая, живая ценность, имеющая моральное наполнение. То есть добродетель – это не теоретическое понятие добра, а основополагающий принцип и духовное состояние, характеризующие живого человека. А ценность иногда является теоретической и абстрактной, иногда – мертвой, следовательно, не может быть выразителем тонкостей внутреннего мира человека. олее того, добродетель – это не статическая истина, характеризующая человека, а идеал, обеспечивающий познавательный и моральный рост человека, постоянно открывая перед ним бесконечность познания и совершенствования. Следовательно, добродетели являются динамичными ориентирами развития человеческой жизни. Вспоминаю упрек одного корейского профессора во время обсуждений в рамках мероприятия “Образование 2015”. Он удивленно спросил: “Почему вы так любите говорить о ценностях? В Корее мы предпочитаем говорить о добродетелях.”
Уточнение образа человека особенно важно в области образования. Какого человека мы собираемся воспитать? Что мы передаем следующему поколению? Насколько это измеримо и оценимо? Это означает, что образовательная программа должна обеспечивать четкие, практические и реалистичные возможности развития человека. Образовательная программа – это не декларация добрых намерений и пожеланий, а документированная дорожная карта достижимых результатов учащегося. Мы окончательно потеряемся в объеме современной информации, если образовательные программы будут ограничиваться только требованиями к знанию предмета.
Что касается знания, нужно, во-первых, отличать его от информации и понимать, что между этими двумя понятиями есть колоссальная разница. Нам иногда кажется, что достаточно посеять, и урожай обеспечен сам по себе. Нас Бог хранит, что-нибудь чудом получится. Я не говорю, что не нужно верить в чудеса. Не нужно строить веру на чуде, потому что вера – вещь намного более глубокая. А самое большое чудо – это каждодневное изменение и совершенствование человека. Это уже поле деятельности образования, которое основано на вере в то, что совершенство достижимо. Школы должны думать, носителем какого духа они являются и что они могут дать учащемуся в сегодняшнем мире информационных технологий, чего он не может найти за стенами школы. Дают ли они крылья для полета, чтобы преодолеть обыденность, или обрезают крылья, чтобы приспособить учащегося к обыденности. Школа является школой, прежде всего, духом познания и творческим потенциалом. Она должна обеспечить не только возможность наследования определенных богатств, но и привить рвение к созданию и выявлению нового.
В конце концов, кто является конечным ответственным за эту сверхважную задачу? Если это учитель, тогда готовим ли мы такого учителя и вооружаем ли его необходимыми инструментами? Эти вопросы не для того, чтобы мы отчаивались, а для того, чтобы мы поняли и действовали. Но только осознавая, что образование – это не поле для экспериментов. Чтобы что-то дать, прежде всего, нужно это иметь. А если имеешь, что передать, нужно обладать искусством передачи. Хочу подчеркнуть, что образование – это искусство искусств, так как его сырьем является душа человека. Конечно же, не всегда имеем все блага вкупе, но в данном случае – это необходимость. Современный мир полон соблазнов, которые создают различные ментальные иллюзии. Например, доступность источников часто создает иллюзию, что улицы усыпаны знанием, и остается только руку протянуть и взять его.
Все хотят, чтобы их дети имели лучшую возможность самореализации. Даже те, кто заблуждается в неопределенности относительных принципов и превратил собственную жизнь в поле для экспериментов, в глубине души не хотят, чтобы жизнь их детей стала полем для экспериментов. Вероятность этого довольно велика, поскольку нас окружают соблазны поддельных ценностей и иллюзии “хорошей жизни”. Если удовольствия и материальные блага пропагандируются на каждом шагу и становятся идеалом общества, тогда это общество не может устанавливать высокие цели и продолжит воспроизводство профессиональной посредственности и моральной убогости. Если мы сдадимся и смиримся по формуле “имеем то, что имеем”, это будет равноценно смерти. Единственный путь – это встать на ноги, укрепить собственные основы и правильно расставить ценностные приоритеты в условиях современных вызовов, чтобы проложить четкую дорогу для наших детей.
Человек – это существо, не только решающее конечные и ограниченные задачи. Он путник вечной жизни. Осознанно или бессознательно он находится в диалоге с божественным вечным и бесконечностью. Более того, именно этот экзистенциальный диалог и делает его человеком. Это божий образ человека. Я не хочу усложнять, наоборот – упрощаю. Решение конечного не в конечности, а в бесконечности. Для решения маленькой задачи нужно видеть большую картину и выйти из комплекса малости. Главная миссия образования – это зажечь в сердце человека огонь беспрестанного познания и превратить его в вечного искателя истины.
Отец Месроп Арамян

http://www.tert.am

1 Ответ

  1. Март 17, 2015

    […] — О национальных ценностях […]